Архивы рубрики: Стратегия и тактика

Возникли слухи о появлении в Таджикистане военной базы США, а странам Центральной Азии стало уделяться особое внимание, — эксперты о новой стратегии Трампа в Афганистане

CA-NEWS (CA) — Уже три недели республики Центральной Азии хранят молчание по поводу новой стратегии Вашингтона по Афганистану, обнародованной президентом США Дональдом Трампом. Хотя Узбекистан, Таджикистан, Туркмения, как соседи Афганистана, непосредственно ощущают на себе последствия изменений в региональной политике, связанной с афганским урегулированием. А ключевую роль в этом процессе в течение последних шестнадцати лет играют именно США, пишет DW.

План Трампа по Афганистану: цели и средства

Отсутствие реакции в столицах центральноазиатских республик особенно бросается в глаза потому, что президент США резко изменил свои подходы относительно роли Америки в Афганистане. Вместо полного вывода войск он объявил об увеличении американского контингента и о намерении побудить союзников Вашингтона также вновь нарастить там свое присутствие.

Кроме того, план Трампа предусматривает расширение помощи властям в Кабуле и готовность вести в Афганистане войну до победы, но не с целью построения там демократии, а во имя уничтожения террористов. Президент США объявил, что американские военные остаются в Афганистане на неопределенный срок, и Вашингтон более не намерен сообщать о том, какой численностью войск там располагает.

Пока, судя по неподтвержденным сообщениям в американских СМИ, речь идет о направлении в Афганистане приблизительно четырех тысяч военнослужащих в дополнение к уже имеющимся там одиннадцати тысячам — последнюю цифру подтвердил глава Объединенного комитета начальников штабов ВС США Кеннет Маккензи. Задача перед войсками, по словам главы Центрального командования ВС США Джозефа Вотела, сейчас ставится чисто военная — «повлиять на ход нынешнего боевого сезона».

При этом эксперты отмечают, что новая стратегия США предусматривает широкое привлечение к боевым действиям против повстанцев частных военных компаний (ЧВК) под управлением американских армейских офицеров, так что реальная численность иностранного воинского контингента может существенно превысить число военных США и их союзников.

Кабул «за», Исламабад «против», Ташкент и Душанбе воздержались

Кроме того, Дональд Трамп призвал Индию активно поучаствовать в восстановлении Афганистана и поставил жесткое условие Исламабаду, предупредив, что Вашингтон больше не будет терпеть того, что Пакистан, получающий финансовую и военную поддержку от США, дает у себя пристанище «агентам хаоса, насилия и террора».

По словам сотрудника Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрея Серенко, новая стратегия Трампа вызвала противоречивую реакцию. «Кабул горячо поддержал ее, страны НАТО тоже в целом ее приняли. Резко против выступил Пакистан, Китай не выразил решительный протест, хотя определенные пункты плана вызвали его возражения. Россия скептически оценила намерения Трампа, хотя и не выступила категорически против», — объяснил Серенко.

Исследователь из Оксфорда Самюэль Рамани на страницах издания The Diplomat приводит ряд аргументов в пользу того, что Москве на самом деле на руку сохранение заметного американского военного присутствия в Афганистане. В частности, потому, что это избавляет саму Россию от необходимости переходить от дипломатии к военным действиям в регионе.

«На этом фоне молчание республик Центральной Азии я бы рассматривал как признак скорее позитивного отношения к плану Трампа. Если судить по неофициальной информации, военные и администрация США сейчас очень активны в развитии контактов с Туркменией, Узбекистаном и Таджикистаном. И молчание этих стран — это нежелание «спугнуть» партнерство, которое вырисовывается между ними и Вашингтоном. Вплоть до ожидания предложения по участию в новом военном транзите», — полагает Андрей Серенко.

Слухи о военной базе США и забытые права человека

Серенко обращает внимание на то, что снова возникли слухи о возможном появлении в Таджикистане военной базы США, а странам Центральной Азии стало уделяться особое внимание в некоторых специализированных информационных ресурсах, которые финансово поддерживаются США или другими странами НАТО.

Исследователь из Оксфорда Самюэль Рамани на страницах издания The Diplomat приводит ряд аргументов в пользу того, что Москве на самом деле на руку сохранение заметного американского военного присутствия в Афганистане. В частности, потому, что это избавляет саму Россию от необходимости переходить от дипломатии к военным действиям в регионе.

«На этом фоне молчание республик Центральной Азии я бы рассматривал как признак скорее позитивного отношения к плану Трампа. Если судить по неофициальной информации, военные и администрация США сейчас очень активны в развитии контактов с Туркменией, Узбекистаном и Таджикистаном. И молчание этих стран — это нежелание «спугнуть» партнерство, которое вырисовывается между ними и Вашингтоном. Вплоть до ожидания предложения по участию в новом военном транзите», — полагает Андрей Серенко.

Слухи о военной базе США и забытые права человека

Серенко обращает внимание на то, что снова возникли слухи о возможном появлении в Таджикистане военной базы США, а странам Центральной Азии стало уделяться особое внимание в некоторых специализированных информационных ресурсах, которые финансово поддерживаются США или другими странами НАТО.

«Их редакции очень осторожно стали обращаться с Узбекистаном, Таджикистаном и Туркменией и убрали со страниц такую популярную раньше тему, как нарушения прав человека в этих странах», — отметил эксперт ЦИСА в интервью DW. Он исходит из того, что эти страны, в первую очередь Узбекистан, будут подключаться к афганской стратегии США.

Хорошо информированный источник в Узбекистане на условиях анонимности подтвердил DW предположение Андрея Серенко о том, что в Ташкенте внимательно следят за событиями в Афганистане и за действиями США на этом направлении. По словам источника, руководители Узбекистана не любят обсуждать эти действия публично. Однако по определенным признакам можно сделать вывод, что новый президент страны Шавкат Мирзиёев придерживается точки зрения его предшественника Ислама Каримова, который считал, что наличие американских солдат в Афганистане делает жизнь в Узбекистане более спокойной.

ТАПИ, «Мир» и интересы Китая

Далее источник напомнил, что в июне 2017 года стало известно о рассмотрении руководством «Узбекнефтегаза» вопроса о присоединении к проекту ТАПИ — газопроводу, который призван соединить месторождения Туркмении с Пакистаном и Индией, пройдя через территорию Афганистана. Этот проект, в котором крайне заинтересована Туркмения и который под разными названиями в течение трех десятков лет лоббируют США, упирается в отсутствие стабильности в Афганистане. Желание участвовать в ТАПИ подкрепляет у Ашхабада, а теперь и у Ташкента, интерес к расширению военных возможностей США по обеспечению безопасности при реализации этого проекта.

Но, с другой стороны, и в Ташкенте, и в Ашхабаде тогда должна вызвать озабоченность другая часть плана Трампа — пакистанская. Ведь дальнейшее расхождение позиций Вашингтона и Исламабада может вызвать отказ последнего поддерживать ТАПИ и решение выбрать другой трубопровод, «Мир», который тянут в Пакистан из Ирана и который, как напоминают эксперты, поддерживает Китай. Без Пакистана ТАПИ реализовать невозможно.

Между тем уровень влияния Вашингтона на Исламабад сейчас достиг минимума, полагает живущая в США эксперт аналитического центра IDEAS Фавзия Накви. В интервью DW она высказала мнение, что если Трамп выполнит свою угрозу и урежет помощь Пакистану, это лишь усилит позиции Китая в Пакистане и, соответственно, в регионе. То есть можно сделать вывод, что план Трампа не гарантирует осуществления экономических проектов, инспирированных США и привлекательных для ряда стран Центральной Азии.

США не планируют разгромить талибов

Впрочем, Андрей Серенко исходит из того, что Вашингтон вовсе не намерен загонять Пакистан в угол. По его мнению, план Трампа хитрее, чем его интерпретируют. А жесткая риторика американского президента в адрес пакистанцев, как и в адрес талибов, не означает, что США готовы пойти на экстраординарные меры, чтобы заставить Исламабад выполнить все их условия или действительно разгромить талибов.

«Пообещать — не значит жениться. Этот план предполагает очень серьезный политический прессинг на вербальном уровне и, конечно, ряд силовых мер с тем, чтобы подтолкнуть талибов к переговорам, Пакистан — к более действенному сотрудничеству. А страны региона — к возвращению к многовекторной дипломатии и общению не только с Москвой и с Пекином», — подвел итог российский эксперт.

Индия увеличит степень локализации производимых вооружений

Принято решение ускорить «индианизацию» ключевых компонентов и запасных частей для боевых танков и других военных систем
 
Как сообщает ресурс Indian Aerospace Defence News, это связано с задержками в поставках критически важного оборудования и комплектующих, серьезно влияющих на боевую готовность армии. Принято решение ускорить «индианизацию» ключевых компонентов и запасных частей для боевых танков и других военных систем. По словам старшего армейского чиновника, советский завод по производству боеприпасов Ordnance Factory Board, объединяющий 41 завод по производству боеприпасов, решил снизить импорт запасных частей и компонентов с нынешних 60% ежегодно до 30%.

 
Генеральный генерал боеприпасов (MGO), ответственный за артиллерию и другие ключевые военные поставки на передние базы, также начал интенсивные переговоры с ведущими индийскими оборонными фирмами, чтобы разработать стратегию для индексации ключевых запасных частей и компонентов танков и других систем вооружений.
 
Чиновник сказал, что МГО и ОФБ закупают запас стоимостью более 10 000 крор в год.
 
Многолетняя обида вооруженных сил была связана с тем, что поставка важнейших запчастей и оборудования из России занимает много времени, что влияет на поддержание военных систем, закупленных в этой стране. Россия является крупным поставщиком военных платформ в Индию.
 
Решение пойти на индексацию запасных частей является частью общего подхода правительства к повышению боевой готовности 1,3 миллиона сильных армий после тщательного анализа, который нашел «пробелы» в его оперативной готовности.
 
Чиновник сказал, что армия планирует привлечь микро-, малые и средние предприятия для производства небольших частей систем вооружений. Обширные дискуссии уже проводились примерно с 80 малыми предприятиями. В ближайшие пару недель будет опубликован политический документ, в котором завершается разработка дорожной карты.
 
Инициатива по сбору аборигенных материалов на запасные части находится в синхронизации с политикой министерства обороны по сокращению импортного счета на оборону и продвижению отечественной промышленности.
 
Ранее в этом месяце правительство уполномочило заместителя начальника армии напрямую закупить боеприпасы и запасные части для обеспечения готовности к кратковременным «интенсивным войнам».
 
Полная финансовая власть была предоставлена ​​армии после того, как внутренний обзор показал, что оптимальный уровень «военных запасов» не поддерживается.
 
Армия настаивает на том, чтобы правительство обеспечило быструю закупку ключевых военных платформ, ссылаясь на возникающие проблемы безопасности.
 
В апреле армейское командование провело мозговой штурм по анализу существующих сценариев безопасности, а также внешним угрозам, стоящим перед страной, и решили повысить боевую эффективность.
 
Gur Khan: перевел, наверное, ужасно, но общий смысл понятен. Россия приплыла! Наша неразворотливость достала индийцев. Кто-то еще ждет контракт на модернизацию Т-90 в Т-90МС? Уже не надейтесь! Этого не будет. Gur Khan сказал — Gur Khan сделал! В рамках программы Make in India ряду частных и государственных индийских компаний сделаны предложения по созданию на базе их площадок центров разработок, в которых специалисты не востребованные в России смогут самореализоваться и одновременно передать свой опыт и знания молодым индийским конструкторам и технологам. На первом этапе планируется участие порядка 30 российских специалистов, бывших работников УВЗ, УКБТМ, Спецмаш, КБТМ, Климов, ОКБ-9. К каждому из них планируется прикрепить троих индийцев. При этом каждый из россйских специалистов за 5 лет станет долларовым миллионером. За это время планируется разработать проект более эффективной модернизации танка типа Т-90 и начать его реализацию. Следующий этап — создание перспективного танка, более эффективного чем «Армата» и в тоже время более дешевого. Параллельно будут решен еще целый ряд смежных задач. Данное предложение уже вызвало довольна значительный интерес. Так что, коли в России госкорпорации не хотят работать честно и не ценят интеллектуальный потенциал — это их проблемы — останутся без мозгов!
 

Причин для военных конфликтов в Центральной Азии в настоящее время нет, — глава МИД РУз

CA-NEWS (UZ) — Конфликтный потенциал в Центральной Азии снижается, считает министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов. Он заявил об этом 5 июля в Ташкенте в xоде прямого диалога с согражданами в Международном пресс-клубае.

«Эксперты совершенно правильно отмечают, что конфликтный потенциал в Центральной Азии снижается», — сказал глава МИД РУз.

Глав МИД напомнил, что ранее много говорилось о том, что дефицит воды, приграничные споры могут привести к военным конфликтам в регионе. «Ни вода, ни границы, ни других причин для военного конфликта в нашем регионе с соседями нет», — подчеркнул А.Камилов.

Он отметил, что по инициативе президента Узбекистана Шавката Мирзиеева проводится активная работа по налаживанию тесных и взаимовыгодных контактов со странами-соседями, путем разумных компромиссов принимаются меры по решению тех или иных нерешенных вопросов.

«Активизируя сотрудничество со странами нашего региона, в то же время мы будем твердо отстаивать интересы нашего народа и страны», — заключил А.Камилов.

В Пакистане задумались о военном союзе России, Пакистана и Китая для решения проблемы с Афганистаном

(Для перевода воспользуйтесь ->

Сначала перевести на любой

потом появится русский)

ISLAMABAD:
For well over two decades, Islamabad and Moscow competed against each other to pursue their interests. But that is history now. The two are all set to become part of a possible alliance in a dramatic turnaround in their otherwise frosty relationship for decades.

What has compelled Pakistan and Russia to join hands is apprehensions that the United States may not be interested in bringing stability to Afghanistan for its own strategic interests.

These fears have now opened up the possibility of an alliance between Pakistan, Russia and China in an unprecedented development that will shape the future of this volatile region.

Interaction with military and Foreign Office officials revealed that the three countries are inching closer to formalising their relationship with an aim to bring regional stability particularly seeking a political solution to the Afghan war.

All of them who spoke off the record in order to give more candid perspective said Pakistan as well as China and Russia reached a conclusion that the US wanted to prolong the conflict in Afghanistan. This situation, officials pointed out, has left Pakistan with no other option but to seek a regional solution by involving countries such as Russia, China and Iran.

Iran hints at joining Pakistan-Russia-China alliance

Moscow already hosted two meetings involving Pakistani and Chinese officials to discuss the Afghanistan problem. Another such gathering with larger audience is also scheduled later this month. The objective of these meetings is to evolve a regional consensus for the lingering conflict in Afghanistan.

The biggest fear among the regional countries including China and Russia is the emergence of ISIS in Afghanistan. There were reports that thousands of fighters were being sent to Afghanistan from Syria, a development, Pakistan, Russia and China believe is aimed at further destabilising the war-torn country. These countries suspect that the US may be using ISIS as proxy to further its interests particularly to counter China and a resurgent Russia.

For Pakistan, this is dangerous scenario as prolonged instability in Afghanistan will continue to cast shadow on its progress and stability. “Due to these compulsions Pakistan has now reached out to Russia and other regional countries,” commented defence analyst Lt Gen (retd) Amjad Shoaib.

Gen Shoaib, who is still closely connected with the military establishment, endorsed the assessment that the US was not ready to bring stability to Afghanistan. He also claimed that Pakistan already conveyed the Trump Administration that Russia and China were coming in a big way in Afghanistan if the US does not take steps to clear the mess.

Both Russia and China have endorsed Pakistan’s stance on Afghanistan seeking an all inclusive reconciliation process. In a trilateral meeting held in Moscow in December, Russia and China agreed to a flexible approach to remove certain Taliban figures from United Nations sanctions lists as part of efforts to foster a peaceful dialogue between Kabul and the Taliban movement. This was one of the major demands of Afghan Taliban in previous round of discussions brokered by Pakistan between the insurgent groups and Kabul.

However, the US was not ready to accept it, something officials here pointed out showed Washington’s lack of interest in seeking a peace deal. In fact, Taliban chief Mullah Akhtar Mansoor, before being killed in a drone strike, was pushing for this demand to be accepted in order to show skeptics within the insurgent group the benefits of seeking peace process.

Иностранный легион как инструмент влияния Пятой республики

Указ о формировании французского Иностранного легиона король Луи Филипп I подписал 9 марта 1831 года. Сегодня это одно из самых известных армейских соединений в мире. За без малого два века это подразделение обросло слухами, приобретя флер романтики и загадочности. Легион принимал участие во всех войнах и конфликтах, в которые так или иначе была вовлечена Франция, что позволяет считать его одним из главных инструментов явной и тайной внешней политики Парижа. В истории и современности Иностранного легиона разбиралась «Лента.ру».

Как закалялась сталь

В 1831 году Франция вела активные боевые действия в Северной Африке, колонизируя Алжир. Париж нуждался в солдатах. И Луи Филипп I решил поставить на службу короне многочисленных иностранцев, осевших в стране: итальянцев, швейцарцев, испанцев. А также французов, у которых были нелады с законом. Офицеры набирались из чинов бывшей наполеоновской армии. Созданием легиона монарх убивал сразу двух зайцев. С одной стороны, зачищал страну от нежелательных элементов. С другой — получал боеспособные части, состоящие из сорвиголов, готовых на очень многое ради второго шанса в жизни. Принципиально важный нюанс: прошлое новичка никого не интересовало, службой в легионе он мог смыть любые прегрешения и вернуться на гражданку с новыми документами и подчищенной биографией. Тогда и была заложена традиция не спрашивать у новобранцев настоящего имени. При этом в королевском указе изначально оговаривалось важнейшее условие: легион может использоваться только за пределами Франции.

В 1847 году Алжир был окончательно покорен, но услуги закаленных в боях легионеров остались весьма востребованными. В 1854-м легион участвовал в Крымской войне. Спустя семь лет Франция, Великобритания и Испания отправили свои экспедиционные силы в Мексику, чтобы принудить страну возобновить выплаты по международным обязательствам. Именно в эту кампанию состоялось легендарное «сражение при Камероне». 65 легионеров под командованием капитана Данжу приняли неравный бой с двумя тысячами мексиканцев, отбивались несколько часов. Пораженные стойкостью оборонявшихся, мексиканцы предложили им сложить оружие и сдаться в плен. Легионеры в ответ предложили противнику то же самое. Практически все они погибли, включая командира. Деревянный протез руки капитана Данжу сейчас хранится в музее и почитается как реликвия. Бой произошел 30 апреля 1863 года. Это день боевой славы легиона.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Протез руки капитана Данжу
Фото: Gerd Roth / Globallookpress.com

После Мексики легионеры отстаивали французские интересы по всему миру: колонизировали Африку и Индокитай, высаживались на Тайване, участвовали в различных конфликтах на Ближнем Востоке, Первой и Второй мировых войнах. И после Второй мировой легионерам было чем заняться, поскольку Франция вновь вступила в колониальные войны, в том числе во Вьетнаме. Есть сведения, что в этот период соединение пополнилось бывшими военнослужащими недавно разгромленного вермахта и эсэсовцами — хорошо обученными, с боевым опытом. Чтобы избежать упреков и подозрений в укрывательстве бывших нацистов, в графе «национальность» вербовщики указывали что угодно: австриец, швейцарец, бельгиец и так далее.

Согласно отдельным источникам, было время, когда бывшие немецкие военнослужащие составляли до 65 процентов личного состава соединения. Проверить это невозможно, Легион умеет хранить свои секреты — его архивы закрыты. Но в рядах легиона сражались и недавние бойцы Сопротивления из Франции, Югославии, Польши, бывшие советские военнопленные. Этот «интернационал» участвовал и в знаменитом сражении при Дьенбьенфу весной 1954-го, когда победу одержали вьетнамцы. Считается, что в той мясорубке сложили головы большинство бывших военнослужащих Третьего рейха. Тем не менее именно с тех пор в специфический французский язык, на котором говорят легионеры, вошла команда: Plus vite, que schnell (быстрее чем schnell — «быстро» — по-немецки).

Наконечник копья

Вступив в постколониальную эпоху, Париж не отказался от привычки жестко отстаивать свои интересы за пределами страны. Главный инструмент в этом деле — по-прежнему Иностранный легион, который не раз сравнивали с наконечником копья, поражающего врагов Франции в любой точке мира. Впрочем, довольно серьезно изменились принципы комплектования соединения. Вопреки расхожему представлению, сейчас в ряды легионеров практически невозможно попасть человеку с темным прошлым, особенно тем, кто совершил тяжкие преступления против личности.

При поступлении на службу новобранец обязан сообщить о себе достоверную информацию, которую офицеры безопасности смогут проверить. Если рекрут оказался неискренним, с ним прощаются немедленно. Кроме того, существует многоуровневая система интервью, когда кандидату задаются одни и те же вопросы, но в разном порядке. Это также позволяет отсеять нежелательных соискателей. Еще один важный момент — добровольность. Если человек покинул тренировочный лагерь, его не будут искать — насильно мил не будешь.

Все это позволяет набирать в подразделения легиона людей проверенных, как правило, с военной подготовкой, осознанно сделавших свой выбор. Ежегодно на пункты вербовки приходят около 100 тысяч желающих, остаются единицы. Точных данных нет, однако по оценкам французских источников, в настоящий момент в легионе служат 7,5-8 тысяч солдат и офицеров 150 национальностей.

Сапер Иностранного легиона, Афганистан, 2002 год
Фото: Natalie Behring-Chisholm / Getty Images

«Большинство миссий, поручаемых сейчас легиону, можно считать деликатными, но это не спецоперации. Истории о натренированных головорезах обычно рассказывают те, кто в легионе не был и с этими ребятами не встречался. Иностранный легион — это прежде всего предельно дисциплинированная армейская структура, для которой приказ — превыше всего», — рассказал «Ленте.ру» источник, хорошо знакомый с французской армией.

«Но задачи, которые ставятся перед соединением, могут быть очень острыми. Например, в 1978 году в заирский Колвези (ныне демократическая Республика Конго — прим. «Ленты.ру») первыми бросили легионеров — они вытаскивали оттуда всех белых. Рискованные задания, опасные, но ничего такого, о чем потом нельзя было бы рассказать, — пояснил собеседник «Ленты.ру». — Если необходимо военное вмешательство, части легиона отправляются туда первыми и уходят последними. Я считаю, что среди классических военных формирований легион сегодня — самый квалифицированный и эффективный».

В новых условиях

Иностранный легион выполняет разные миссии в горячих точках — в Ираке, Афганистане, Мали. Порой это не только не скрывается, но и подтверждено международными мандатами. Так было, например с операцией «Серваль» (Мали), в которой участвовали солдаты и офицеры второго парашютно-десантного полка соединения. Цель миссии — помощь правительству страны в противостоянии исламистским группировкам, а также защита нескольких тысяч французских граждан, проживающих в Мали. Официально операция была завершена в 2014-м, однако французские подразделения остались в стране в рамках уже другой миссии под кодовым названием «Бархан». Впрочем, ее выполнение возложено на другие части французской армии.

 
Бойцы Иностранного легиона, Мали, 2013 год
Фото: Jeremy Lempin / Globallookpress.com

Гораздо меньше известно об участии французов в ливийском конфликте. Согласно одним источникам, в 2011-м именно бойцы Иностранного легиона сыграли если не решающую, то важную роль в разгроме сил, верных бывшему лидеру страны Муамару Каддафи, уничтожив несколько конвоев под Бенгази. Другие утверждают, что если французские военные там и были в тот момент, то, скорее всего, это был спецназ, не имеющий отношения к легиону.

Так или иначе, но благодаря тому, что в соединении служат в основном иностранцы, французские власти всегда могут отрицать участие в той или иной операции граждан своей страны. С другой стороны, официальный Париж знает, что отданный приказ будет выполнен. Поэтому Иностранный легион и продолжает оставаться одним из важнейших военно-политических инструментов Пятой республики.

 

Российские войска атакуют интернет, — Антонелла Скотт

Россия выходит на тропу информационной войны, и настроена она серьезно. Потому что, как пишет агентство ТАСС, цитируя министра обороны Сергея Шойгу, «пропаганда должна быть умной, грамотной и эффективной». И несмотря на то, что атаки и контратаки в виде вмешательств, обманов, шпионажа не являются изобретением нашего времени (пусть раньше «фейковые новости» назывались словом «дезинформация»), поражает заявление самого Шойгу в среду 22 февраля в Госдуме о том, что «За это время созданы войска информационных операций, что гораздо эффективнее и сильнее того управления, которое называлось контрпропагандой». Впервые член правительства признал существование кибернетических подразделений в министерстве обороны.

«Информационные войска» добавил председатель комитета Госдумы по обороне Владимир Шаманов, были созданы, прежде всего, «для защиты интересов национальной обороны и противоборства в информационной сфере. Информационное противоборство, добавил Шаманов, чьи слова цитирует агентство Интерфакс, по существу, является составной частью общего противоборства. Исходя из этого, Россия предприняла усилия по формированию структур, которые этим делом занимаются».

Как говорит источник из Думы, слова которого приводит газета РБК, задачей этих «интернет-солдат», по существу, является «отражение хакерских атак и ведение контрпропаганды как внутри страны, так и за ее пределами, как в интернете, так и в СМИ». Источник выражает удивление в связи с тем, что министр Шойгу открыто заговорил о «секретной информации».

Как писала месяц назад другая ежедневная российская газета «Коммерсантъ», на этом виртуальном фронте Россия занимает пятое место по уровню развития «киберармии» после США, Китая, Великобритании и Южной Кореи. Она имеет в своем составе, быть может, около тысячи человек и ежегодное финансирование около 300 миллионов долларов по сравнению с 9 тысячами человек и 7 миллиардами долларов американского информационного подразделения.

Ответ западным правительствам, показывающим пальцем на Москву и обвиняющим ее во вмешательстве в предвыборные кампании других государств, будет дан не только в «военной» сфере. В среду российский министр иностранных дел запустил новую инициативу для борьбы с распространением недостоверных новостей, в новой рубрике демонстрируются примеры враждебной и неточной информации, опубликованной в иностранных СМИ. Отныне на сайте МИД России сообщения, считающиеся лживыми, будут «замараны» огромной красной печатью «фейк», фальшивка. Пресс-секретарь МИД Мария Захарова объяснила, что «сначала публикуются фейковые новости, не подкрепленные никакими фактами. Эта информация тиражируется, распространяется в интернете, начинает определять общественное мнение. А потом, пару месяцев спустя, публикуются пояснения, но вред уже нанесен».

Среди примеров «фейковых новостей» приводится информация о кибератаках против Эмманюэля Макрона (Emmanuel Macron), одного из кандидатов в президенты Франции на апрельских выборах, о российском следе в дестабилизации ситуации в Черногории, о запуске крылатой ракеты в нарушение договора о разоружении. «Эта статья, — написано на печати, — содержит информацию, не соответствующую действительности». Слово Москвы.

Il Sole 24 Ore, Италия

27.02.2017

Антонелла Скотт (Antonella Scott) Источник — иносми

Что не так с индийской системой закупок оружия

Прошедшая в Бангалоре 11-я международная выставка Aero India — 2017 продемонстрировала не только амбиции индийского руководства, но и сложности на пути военного укрепления державы, претендующей на лидерство в Азии. «Ленте.ру» проблемные зоны оборонно-технической политики Индии прокомментировал заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко.

Индикатор проблемы

На бангалорской выставке была обнародована информация, которая привносит новые штрихи в понимание текущей ситуации в российско-индийском военно-техническом сотрудничестве (ВТС).

Согласно заявлению заместителя директора ФСВТС Владимира Дрожжова, на Индию приходится 16 процентов общего портфеля контрактных обязательств российских экспортеров вооружений. В частности, крупнейший из этих экспортеров, АО «Рособоронэкспорт», по словам заместителя генерального директора компании Сергея Гореславского, имел на конец 2016 года обязательства перед Индией на сумму 4,6 миллиарда долларов, при этом заключив за прошлый год новых контрактов на два миллиарда.

Это говорит о том, что в настоящий момент сотрудничество с Индией ситуативно находится на относительно невысоком уровне. Еще в 2013-2014 годах годовая стоимость поставок в Индию достигала 4,7-4,8 миллиарда долларов, что составляло 28-30 процентов российского экспорта вооружений. Сравнивать стоимость поставок и их долю в экспорте со стоимостью заключенных контрактов и долей индийских заказов в общем портфеле не совсем корректно, но косвенно это сравнение свидетельствует, что 2015-2016 годы были не самыми плодотворными для российско-индийского ВТС.

Еще один индикатор — портфель заказов Китая, составлявший на конец прошлого года восемь миллиардов долларов, то есть впервые за десять лет, похоже, превысивший индийский.

Есть, впрочем, обоснованная надежда, что этот двух-трехлетний период останется локальной флуктуацией и в 2018-м (а может быть, и уже в текущем году) ситуация начнет приходить к норме, которая заключается в том, что доля Индии в общем портфеле должна составлять от 25 до 30 процентов.

 

В октябре прошлого года во время визита Владимира Путина в Индию было подписано несколько межправительственных соглашений по ряду крупных проектов: по поставкам ЗРС С-400 и фрегатов проекта 11356 (типа Talwar), по организации лицензионного производства в Индии легких вертолетов Ка-226Т

Эти проекты находятся в настоящее время на стадии коммерческих переговоров, и общая стоимость контрактов, когда и если они будут подписаны, составит предположительно 10 миллиардов долларов. Кроме того, в настоящее время ведутся переговоры относительно поставки еще одной партии вертолетов Ми-17В-5 (48 единиц) и 464 основных танков Т-90С, стоимость этих контрактов может достичь 3,5 миллиарда долларов.

И все же снижение темпа сотрудничества в 2015-2016 годах дает повод задуматься о том, что происходит на индийском рынке вооружений. Главные его особенности хорошо известны и давно описаны. Прежде всего индийский рынок большой, как минимум второй по емкости после саудовского. Во-вторых, сильно диверсифицированный по источникам импорта. В-третьих, он, по крайней мере на уровне риторики, ориентирован на получение не только современных вооружений, но и технологий, а также на локализацию производства на территории Индии.

Однако к настоящему времени накопилось достаточно свидетельств, чтобы дополнить эти общеизвестные факты чуть более глубоким и детальным рассмотрением.

Стагнация закупочного бюджета

Благодаря быстрому экономическому росту Индия имеет возможность высокими темпами наращивать и военный бюджет. Представленный на 2017/2018 финансовый год (начинается 1 апреля 2017 года) бюджет центрального правительства предусматривает военные расходы в размере 3 триллионов 599 миллиардов рупий, что по текущему курсу эквивалентно 53,5 миллиарда долларов.

Это на 12 процентов превышает показатель прошлого года и означает, что Индия обладает четвертым по номиналу военным бюджетом после США, КНР и Великобритании. Есть все основания полагать, что в ближайшем будущем Индия обойдет по этому параметру Великобританию и войдет в тройку государств с самым большим военным бюджетом в мире. Для сравнения: еще двадцать лет назад Индия занимала 13-е место по размерам военных расходов — на уровне Голландии или Испании.

Однако более детальный анализ показывает, что в структуре военного бюджета опережающими темпами растут затраты на персонал (прежде всего зарплаты), а самый большой прирост приходится на пенсии уволенных в запас военнослужащих. Последнее обусловлено проведением реформы One Rank One Pension (OROP), в рамках которой пенсионные выплаты уравниваются для всех категорий военнослужащих одного звания вне зависимости от даты их выхода в отставку. Две эти статьи в бюджете растут на 30-50 процентов в год.

Еще один заметный источник расходов, съедающий их рост, — формирование XXVII горного корпуса численностью до 90 тысяч человек, который должен быть развернут на границе с Китаем. На это выделяется почти 650 миллиардов рупий (9,7 миллиарда долларов).

В то же время этот завидный рост военных расходов не влечет за собой увеличения ассигнований на закупки вооружений и военной техники. Этот показатель стагнирует на протяжении уже трех-четырех лет, а в отдельные годы и по отдельным позициям сокращается, иногда весьма значительно. Так, расходы по статье «крупные закупки» в 2016/2017 финансовом году снизились по сравнению с 2015/2016 годом на 9,4 процента (с 774 миллиардов до 704 миллиардов рупий). Падение «крупных закупок» для сухопутных войск составило 1,8 процента, для ВМС — 12,2 процента, а для ВВС — 12,5 процента.

В этом контексте не приходится удивляться, что коммерческие переговоры по истребителям Rafale длились почти пять лет, а их результатом стала закупка всего 36 самолетов вместо 126, планировавшихся в тендере MMRCA. И годовая контрактация «Рособоронэкспорта» на уровне в два миллиарда долларов в 2016 году начинает выглядеть не как удовлетворительный, хотя и невыразительный результат, а как вполне себе неплохое достижение.

Амбиции и реальность

И вот на фоне стагнации закупочного бюджета отчетливо наблюдается алогичная тенденция к сдвигу индийского спроса в более высокую ценовую нишу. Примерно с 2008 года, когда были размещены первые крупные заказы ошеломляюще дорогих американских самолетов, индийские военные входят во вкус приобретения предельно высокотехнологичных систем. Проблема заключается в том, что из-за их немыслимой стоимости количество таких вооружений неизбежно оказывается ограниченным.

Так, за последние 10 лет были куплены 13 средних военно-транспортных самолетов (ВТС) С-130J по цене в среднем около 160 миллионов долларов за единицу, 10 тяжелых ВТС С-17А по 410 миллионов каждый и 12 противолодочных самолетов P-8I по 260 миллионов. Каждый Rafale обойдется Индии в 91-94 миллиона евро. Для сравнения: цена Су-30МКИ, произведенного на заводе HAL по контракту 2012 года, — около 55 миллионов долларов. При этом деньги, потраченные на производство Су-30МКИ по четвертой фазе лицензионного производства, остаются по большей части в Индии.

Такое изменение закупочной политики — стремление покупать самое дорогое и престижное при одновременной стагнации закупочного бюджета — можно объяснить только завышенной оценкой собственных возможностей, спровоцированной длительным экономическим ростом и сближением с США. Это породило у индийского политического истеблишмента и интеллектуальной элиты самую настоящую эйфорию. Конечно, статус третьей экономики мира, самый высокий среди крупных экономик рост (превысивший в прошлом году китайский) и ощущение собственной незаменимости для США в нарастающем американо-китайском противостоянии может вскружить голову кому угодно.

В сущности, это частный случай того, что американский политолог и историк Эдвард Люттвак назвал «великодержавным аутизмом». Некоторые последствия такой не подкрепленной ресурсами иррациональной амбициозности видны уже сейчас. Налицо не только количественное отставание от КНР, но и наблюдаются признаки отставания качественного.

Более того, под угрозой размывания оказывается достигнутое в прошлом веке абсолютное доминирование индийских вооруженных сил над Пакистаном. Пока Индия почти полтора десятилетия проводила тендер MMRCA, Пакистан нарастил группировку самолетов F-16 и FC-1 до 70 единиц по каждому типу, и если бы не закупка 272 Су-30МКИ, сейчас уже стоял бы вопрос о том, что ВВС Пакистана приближаются к паритету с IAF.

Из девяти оставшихся после гибели ПЛ Sindhurakshak лодок класса Kilo четыре прошли средний ремонт более 10 лет назад, а одна вообще не ремонтировалась. Только три лодки ремонтировались менее десяти лет назад, причем две из них — в Индии (с соответствующими последствиями для качества). Из четырех лодок немецкого проекта Type 1500 в боеспособном состоянии находятся в лучшем случае две. Головная лодка французского проекта Scorpene (S50 Kalvari) вступит в строй ВМС Индии не ранее 2018 года — 13 (!) лет спустя после подписания контракта на закупку шести таких субмарин. А Пакистан тем временем заказал 8 лодок в Китае и, если не будет ускорена программа вторых средних ремонтов лодок класса Kilo, может добиться на некоторое время паритета по боеготовым неатомным субмаринам.

Амбициозная инициатива Make in India пока остается не более чем лозунгом. Во всяком случае крупнейший контракт, подписанный после провозглашения этого лозунга, — приобретение истребителей Rafale — предусматривает прямую закупку и отказ от локализации производства в Индии. То же самое относится к закупкам в США, которые, правда, были осуществлены до перехода к этой политике. Вполне легитимное стремление максимально локализовать производство внутри Индии, которая стоит перед нетривиальной задачей — создавать каждый год по 10 миллионов рабочих мест, сталкивается с парализующими бюрократическими препонами, а также сложными, запутанными и противоречивыми процедурами.

Фактически, максимальн­ые результаты в реали­зации политики Make i­n India были получены­ лишь при сотрудничес­тве с СССР и Россией,­ причем задолго до пр­овозглашения данного ­принципа. И в целом именно росс­ийские предложения, ка­к никакие иные, наибол­ее полно отвечают сов­окупности таких требо­ваний, как приемлемая ­стоимость и эффективн­ость, удовлетворительные сроки реализации ­проектов, готовность ­индийских военных к б­ыстрому освоению техн­ики, а промышленников­ — к абсорбции технол­огий. Дорогие западны­е игрушки предназначены для с­тран, которые не соби­раются обеспечивать н­ациональную безопасно­сть собственными сред­ствами, а полагаются ­на западный же зонтик­ безопасности. Индия ­к числу таковых не от­носится.

Обкатка солдат в армии Индонезии

Обкатка солдат в армии Индонезии

КазПравительство Сагинтаева: иностранные дела, оборона и Атамкулов, — Д.Ашимбаев 00:35 20.02.2017

В октябре 2016 года в Казахстане было создано новое министерство по оборонкосмоспрому. Этот факт еще тогда вызывал у экспертов массу вопросов. Начиная с того, зачем такой непопулярной деятельности целое министерство, и заканчивая тем, кто его возглавил. Министерство иностранных дел, судя по заявлению президента, должны были наделить рядом экономических функций. А на пост министра обороны снова пришел кадровый военный. Как смотрятся главы МИД, минобороны и миноборонкосмоспрома на своих местах, в третьей части цикла статей о правительстве Сагинтаева рассказал политолог Данияр Ашимбаев.

Кайрат Абдрахманов — ровный работник
— Кайрат Абдрахманов — один из самых новых министров. Он кадровый дипломат, неоднократно работал и заместителем министра иностранных дел, и послом. Наибольшую скандальную известность получил в связи с делом Рахата Алиева, который обвинил его в работе на КГБ.
В принципе, человек он достаточно опытный и умный, хотя многие дипломаты у нас особенно не блещут. Ничего плохого о нем сказать не могу. Хорошее тоже сказать очень сложно. Он просто ровный спокойный работник.
— А если учесть, что МИД будут переданы функции по развитию торговых отношений?
— Президент такой вопрос ставил, но мы видели, что с тех пор было несколько указов и реорганизаций. Полномочия по миграции были переданы МВД, было разделено минздравсоцразвития, а по МИД решения так и не было. Заставить дипломатов заниматься экономическими вопросами пытаются давно, но МИД упорно от этих функций уклоняется. Достаточно вспомнить 1999 год. На тогдашнего главу МИД Касым-Жомарта Токаева было возложено вице-премьерство и попытка частично руководить экономическим блоком. МИД создало у себя профильные департамент и комитет, но особого рвения в этой сфере не проявляло.
Профильный снобизм не позволяет заниматься хоть какими-то реально важными вопросами. На МИД пытались навешать также привлечение инвестиций
Торговые представительства Казахстана работают, президент неоднократно давал поручения заниматься продвижением казахской продукции за рубеж. Но в разное время этими задачами рулили и «Атамекен», и разные министерства. Однако особой динамики нет, раз уж президент как ставил одни и те же вопросы, так и ставит.

МИД «разбух» до невероятных размеров
— Казахстан представлен посольствами в 65 странах. А в крупных городах некоторых государств даже открыты отдельные консульства. В чем такая необходимость?
— Система МИД действительно «разбухла». Открыта масса экзотических посольств, которые влекут большие затраты. Конечно, может быть для нескольких десятков граждан Казахстана, которые там находятся и попадают в те или иные ситуации, это хорошо. Но с другой стороны, возникла известная проблема (не могу ручаться за точные цифры), что количество работников заграничного аппарата превысило количество работников центрального аппарата
Это привело к тому, что положенный им период работы в центре и на местах не может соблюдаться. Они пытаются подчинить себе департаменты внешних связей других министерств и акиматов. Кроме того, своими кадрами они снабжают и Центр внешней политики администрации президента, и профильные отделы аппаратов палат парламента.
Уже обращалось внимание на тот факт, что избыточные дипломатические представительства практической деятельности никакой не ведут, кроме того, что распространяют послание президента на всевозможных языках. Допустим, недавно администрация жилищно-коммунального хозяйства Бразилии поддержала очередное Послание
То есть по большому счету работа сводится к внешнеполитической пропаганде — достаточно затратной, но не самой целесообразной в условиях дефицитного кризиса.
— Есть такие страны, где наше посольство есть, но казахстанцы в большом количестве в них вряд ли бывают.
— В 90-х годах при цене на нефть 30-40 долларов за баррель у нас были совмещенные посольства. Грубо говоря, посольство Венгрии курировало всю Восточную Европу. Посольство в России одновременно отвечало за Финляндии и Армению. Посольство в Египте отвечало за всю Северную Африку и так далее. Потом, по мере роста цен на нефть и расходов бюджета, количество посольств стало возрастать. Теперь у нас есть даже посольство в Бразилии. Кроме того, что когда там проходил Чемпионат мира по футболу и туда поехало из Казахстана достаточно много народа, другого смысла в наличии этого диппредставительства особо не было. То же самое касается и посольства в ЮАР, а также в разных арабских странах. В конце концов, наши послы в прежние времена прекрасно справлялись со своими обязанностями, являясь по совместительству послами в 5-6 странах.

Сакен Жасузаков — кадровый военный
— В принципе, он стал министром обороны вахтовым методом. У нас периодически там то штатские, то военные сидят. До этого Жасузаков руководил генштабом и был первым заместителем Имангали Тасмагамбетова.
Скандалов у него не было, но с военными это дело наживное. Все мы знаем, что министерство обороны — сфера вечно конфликтная
Особенно по части закупа и ремонта военной техники, из-за которого немало генералов рассталось не только с погонами, но и свободой. Не говоря уже о майорах, полковниках и прочих лицах офицерского состава.
В принципе, наша многовекторная миротворческая политика во многом и определяется тем, что вооруженные силы Казахстана, если что и произойдет, еще смогут справиться с Киргизией, например. А если это, допустим, будет Узбекистан, то могут возникнуть вопросы.
— Как считаете, кто должен руководить министерством обороны — гражданский или военный?
— Понимаете, когда министр военный, все говорят, что нужно ставить гражданского, поскольку у гражданских кругозор шире, они более гибкие в плане контроля коррупционных процессов. Когда говорят, что нужно ставить военного, все сводится к тому, что это должен быть специалист, так как сфера специфическая. И когда министры меняются, тогда одни и те же эксперты легко меняют одну точку зрения на другую. Минобороны же сложно в мирных условиях доказывать свою эффективность, да и навыки нужны.
Эффектно было, когда Адильбек Джаксыбеков, будучи министром обороны провел так называемый боевой парад. Тогда-то все и увидели, что у Казахстана есть армия, которая может и с парашютом прыгать, и на вертолетах летать, и из пушек палить
То есть он сделал такое красивое шоу, которое всем понравилось и произвело впечатление, что у Казахстана армия есть. Имангали Тасмагамбетов периодически проводил внезапные учения с переброской войск, что в итоге создавало определенное напряжение наверху. Смысл претензий сводился к тому, что приучать наши войска к неожиданной переброске в разные точки опасно. Ведь в какой-то момент это может стать часом «икс» и поводом к тому, чтобы армия выступила. Теперь посмотрим, как со своей миссией справится Жасузаков.

Бейбут Атамкулов — заслуженное трудоустройство
— Атамкулов, по-моему, вообще к аэрокосмической деятельности никакого отношения не имеет, как и к оборонной промышленности. Или я ошибаюсь?
— В принципе, к промышленности он отношение имеет. Все-таки в свое время работал на «Кармете», на Чимкентском свинцовом заводе, дошел до поста первого заместителя руководителя. Работал в бизнесе, руководил небезызвестной группой компаний «Рахат», которую до него возглавлял Ерлан Атамкулов. Сферу промышленности и особенно внешней торговли знает достаточно хорошо. Потом он долго работал на дипломатической работе, с должности посла вернулся на пост ответственного секретаря Министерства индустрии и новых технологий, был акимом области. Однако особых прорывов при нем не было. Само создание этого министерства, как многие считают, было нужно только для того, чтобы трудоустроить заслуженного человека, которого пришло время убирать с акимов. А министерства у нас, кстати, создаются в любое время — по поводу и без.
А теперь по сути сферы, которой руководит Бейбут Атамкулов. Космическая промышленность у нас, как известно, есть. На нее тратятся большие деньги. Но за исключением отдельных объектов, какой-то эффективности эта сфера не показала.
Что касается оборонной промышленности, то здесь история аналогичная. Были коррупционные скандалы. Это понятно, ведь определенные бюджеты там болтаются, но с учетом разрыва союзных хозяйственных связей наш военно-промышленный комплекс свой прежний смысл утратил. Многие предприятия фактически развалились. Достаточно вспомнить, что ВПК СССР, куда входили казахстанские заводы, делал здесь торпеды для подводных лодок, корпуса баллистических ракет и много прочей военной техники. За годы независимости все это пришло в упадок.
Периодически Казахстан выпускает то какие-то прицелы, то какие-то щитки для передвижения пехоты, то еще какие-то порой осмысленные вещи, но объем подобных заказов достаточно небольшой
Хотя — да, определенный потенциал есть.

Министерства могло и не быть
— Основную технику мы же все равно закупаем?
— Закупаем, частично получаем из России, поскольку это встроено в общую систему управления обороной. Подводя итоги по министерству, могу сказать, что оно могло как быть, так и не быть, ведь с его функциями вполне могли справиться и комитеты при других министерствах.
Поэтому когда пойдут разговоры, что у нас слишком много министерств, то миноборонкосмос одним из первых может пойти «под нож»
Оборонная и космическая промышленности претерпели очень много реорганизаций, бродили по разным ведомствам. Так что с учетом этой статистики какой-то долгой жизни министерство Атамкулова не получит.
— Разговоры пошли еще по защите информации. Этим тоже будет заниматься Атамкулов и его команда?
— Эта тема плавала очень давно. Сейчас КНБ поручил разработать программу «Киберщит Казахстана». Кто будет заниматься всем этим комплексом, на самом деле пока непонятно. Возможно, вся работа просто закончится меморандумами для госслужащих о запрете скачивания вредоносного программного обеспечения. Типа в Казахстане идет за этим какой-то контроль. Но ждать чего-то прорывного сложно. И от ведомства, и от его руководства. Тем более, как говорят знающие люди, ситуацией рулят совсем другие люди.

Продолжение следует.

Александра Алехова, 17 февраля 17

Источник — 365info.kz

СА

Российский спецназ (немного рекламного видео)

Показана экипировка, работа спецназа и применение наземных дронов.

1 2