Архивы рубрики: Военно-промышленный комплекс

Продукция «Стилсофт»

Краснодарский край Фирма «Стилсофт»

 

 

 

Начались испытания китайских беспилотных танков

Китайские разработчики приступили к испытаниям нескольких прототипов беспилотных танков, созданных на базе средних танков Type 59 (измененная копия советского Т-54). Как пишет Global Times, испытания новой техники были показаны телеканалом CCTV; это был первый случай публичной демонстрации китайской техники такого класса.

Сегодня несколько стран мира занимаются разработкой беспилотных версий бронированных боевых машин. Например, с 2015 года российская корпорация «Уралвагонзавод» разрабатывает роботизированную версию основного боевого танка Т-90. Боевого наземного робота планируется также создать на базе основного боевого танка Т-14 на единой платформе гусеничной техники «Армата».

Предполагается, что активное использование роботов в бою позволит повысить точность нанесения ударов по объектам и живой силе противника, повысить эффективность ведения боя, снизить количество потерь среди собственных войск и мирного населения, проживающего в зоне военного конфликта (в частности, за счет снижения так называемого сопутствующего урона).

Китайские беспилотные танки находятся на раннем этапе разработки. Машины управляются оператором дистанционно. Предполагается, что в перспективе беспилотные Type 59 смогут действовать автономно совместно с другими наземными роботами и беспилотными летательными аппаратами. Другие подробности о новой технике не раскрываются.

Танки Type 59 серийно выпускались с 1958-го по 1987 год. Длина машины с пушкой вперед составляет девять метров, ширина — 3,3 метра, а высота — 2,4 метра. Боевая масса танка составляет 36 тонн. Машина вооружена нарезной пушкой калибра 100 миллиметров, пулеметом калибра 12,7 миллиметра и двумя пулеметами калибра 7,62 миллиметра.

Type 59 способен развивать скорость до 50 километров в час по шоссе, а запас его хода составляет около 350 километров. В общей сложности на вооружении Народно-освободительной армии Китая сегодня стоят около 2,4 тысячи танков Type 59 разных версий.

Ранее стало известно, что Армия США намерена оценить необходимость в наземных боевых роботах и определить возможные сценарии использования таких машин. Первые прототипы наземных роботов и опционально управляемых машин должны быть созданы до конца 2019 года, чтобы военные специалисты могли приступить к их испытаниям уже в 2020 году.

Разработкой концептов перспективных наземных роботов в настоящее время занимаются несколько американских компаний, в том числе и не имеющих государственной оборонной аккредитации. Согласно предварительному плану, после испытаний роботов и опционально управляемых машин в 2020 году военные составят список рекомендаций по их доработке.

Василий Сычёв

Сборка бронеавтомобилей “Барыс” и “Алан» в Казахстане

Оригинал взят у коллеги dambiev 

Небезынтересный фоторепортаж Григория Беденко с предприятия Kazakhstan Paramount Engineering.
Лицензионное предприятие Kazakhstan Paramount Engineering, которое является совместным проектом компании «Казахстан Инжиниринг» и южноафриканской военной корпорации Paramount Group, разработало новые образцы бронированной колёсной техники. Бронетранспортер «Барыс» с колёсной формулой 8х8 уже прошел зимние испытания и, как предполагается, должен заменить в войсках устаревшую бронетехнику советского производства. Четырёхколёсный бронированный автомобиль «Алан» в этом году закупает служба Государственной охраны. Об особенностях новых машин – в эксклюзивном репортаже Informburo.kz.

В одном из наших репортажей мы подробно рассказывали о том, как строят тяжелый бронированный автомобиль класса MRAP (англ. mine resistant ambush protected — защищённый от подрыва и атак из засад, миностойкий, засадозащищённый), который получил название «Арлан». Машина отечественной сборки уже второй год активно эксплуатируется в казахстанских силовых структурах и в целом показывает весьма неплохие результаты. По крайней мере специалисты Министерства обороны отзываются о ней позитивно.

Руководство Kazakhstan Paramount Engineering не стало останавливаться на достигнутом и довело до ума cвой новый продукт – бронетранспортёр «Барыс» с колёсной формулой 8х8. Впервые прототип этой машины был представлен на выставке вооружений и военно-технического имущества KADEX в 2016 году.

К настоящему времени бронетранспортёр полностью переукомплектован: он получил новый модуль с системами вооружения и новейшими приборами ситуативной осведомленности. Модуль полностью спроектирован совместным казахстанско-турецким предприятием «Казахстан Аселсан Инжиниринг». Об этом мы подробно писали здесь. Автоматическая пушка калибра 57 мм производства российской оборонной корпорации «Уралвагонзавод», которая пока находится на этапе испытаний, была заменена на 30-мм орудие 2A42. В целом были учтены все пожелания казахстанский военных. Минувшей зимой бронетранспортёр прошёл ходовые испытания на полигоне. Был также «обстрелян» модуль.

– «Барыс» 8х8 мы испытываем уже в течение года. Мы его впервые представили в позапрошлом году на KADEX, – рассказывает руководитель KPE Ербол Салимов. – На предстоящей в мае выставке он будет с новым модулем, разработанным нашим партнёром KAE, который прошёл совместно с нами испытания по «Арлану» , где стоит пулемет калибра 12,7. В этом году у нас планируется поставка «Арланов» со спаренным модулем, то есть там будет тяжелый пулемет 12,7 и танковый пулемет ПКТ.

– Каковы параметры нового модуля для «Барыса»?

– На сегодняшний день модуль, разработанный KAE – это самые последние требования к вооружению данного типа. Естественно, мы используем российское вооружение, пушку 2A42 – у нас должна быть унификация боеприпасов, так как мы входим в ОДКБ. Что дает новый модуль? Это высокая ситуационная осведомленность. То есть благодаря тому, что на данном модуле установлен тепловизор, лазерный дальномер, оптические устройства, вы имеете возможность обнаружить противника раньше, чем он вас. В том числе если он находится в определенном укрытии. Соответственно, лазерный дальномер вам даёт возможность оценить расстояние. Помимо этого модуль обладает высокой скорострельностью, подвижность самой башни – точка реакции от 0 до 150 градусов менее 0,2 секунды. Вы поворачиваете джойстиком пушку, сразу берёте цель и обстреливаете. На сегодняшний день те образцы бронетехники, которая стоит у нас на вооружении, не отвечают этим требованиям.

– Cтрелок работает на мониторе, видит цель, может захватывать до 10 целей одновременно и вести обстрел 6 из них. В данной системе – это важнейший показатель. Конечно, есть определённые трудности с внедрением дистанционно управляемых модулей. Всегда возникают вопросы: «А что делать, если питание отключится?», «А что, если выйдет из строя первый блок, второй блок…?» Но система резервирования даёт большую живучесть данным модулям за счёт использования двух-трех контуров подведения питания. Но самый важный момент в этих башнях – то, что в случае попадания в неё снаряда и подрыва боекомплекта экипаж остаётся живым, потому что он отгорожен от боекомплекта и башни листом брони.

– Модуль оснащён баллистическим вычислителем, метеостанцией, которая замеряет скорость ветра, температуру. Все эти данные, в том числе с тепловизора, лазерного дальномера поступают в компьютер, который рассчитывает баллистику. То есть вам нужно просто два крестика свести и нажать на гашетку, остальным занимается компьютер. Это особенно важный момент, когда цель находится на удалении двух километров и далее.

– Недавно «Барыс» прошел испытания на полигоне в Спасске. Каковы результаты?

– Испытаниями мы в целом довольны. Система способна также вести огонь в ночное время, в отличие от оптических систем, которые установлены на предыдущих образцах. На учениях вам засчитывают цель по принципу «поразил-не поразил», то есть из 10 выстрелов достаточно попасть одним снарядом, чтобы вам засчитали это упражнение. У нас на сегодняшний день по цели, к примеру, по низколетящему вертолету в ночное время на дистанции 1300 метров, 6 из 10 снарядов легло прямо в цель. Это результат очень высокий.
Ходовые испытания бронетранспортёра Барыс (видео предоставлено KPE)

8

8
Изображение 1 из 25

– «Арлан» у нас испытывался в течение трёх лет в различных климатических условиях, обстреливался, подрывался. Такие же испытания мы проводим сейчас для новых образцов вооружения, в том числе для «Барыс» 8х8 – на сегодня он прошёл зимние испытания при температуре до минус 40-50 градусов. Мы его оставляли в парке на открытом воздухе. Металл охлаждается ещё процентов на 25, то есть если температура воздуха -40, то когда металл замеряешь – там -60. Машина заводится, несмотря на то, что работает на дизеле.

– Будет ли в дальнейшем бронетранспортёр оснащаться 57-мм пушкой от «Уралвагонзавода»?

– Мы по-прежнему ждём испытаний этой пушки, ждём её принятия на вооружение в Российской Федерации. У нас есть договоренности с «Уралвагонзаводом», с НПО «Буревестник» о том, что как только башня будет готова, она будет представлена нам на испытания. Башня очень хорошая – орудие калибра 57 мм, скорострельность 120 выстрелов в минуту, дальность до восьми километров, то есть это даёт большое огневое преимущество перед любым противником того же класса.
Огневые испытания бронетранспортёра «Барыс» (видео предоставлено КРЕ)

– Каковы потребности нашей армии в таких машинах?

– В бронетранспортёре «Барыс» 8х8 очень заинтересовано Министерство обороны. Сегодня по штату парк бронетехники этого класса в наших сухопутных силах имеет изношенность порядка 70%. Кроме того, техника эта уже морально устарела. Она может иметь еще моточасы, но не отвечать сегодняшним требованиям по тактико-техническим параметрам – по вооружению, скорости, маневренности и т.п. Наш «Барыс» может ходить со скоростью 110 км/ч по дорогам общего пользования, благодаря дисковым тормозам. У него очень мощный двигатель. Мы эту бронемашину в ходе испытаний поднимали на ледник Туюкcу в Заилийском Алатау. Там высота 3600 метров. Кислородного голодания машина не испытывает. Испытывали его в зимних условиях – эта зима была очень суровой. Выявили, конечно, определённые недостатки. Но исходя из того, что предприятие находится на территории Казахстана, мы можем эти недостатки устранить.

– Когда «Барыс» поступит на вооружение?
– Здесь всё зависит от того, как мы завершим летний этап испытаний. Зимний мы завершили достаточно успешно. Есть, конечно, замечания со стороны армии – мы должны соответствовать полностью их требованиям. Сейчас мы перерабатываем определённые узлы. К летним испытаниям будем приходить полностью изменёнными в соответствии с техническим заданием Министерства обороны. Первая опытная партия может быть поставлена в 2019 году.

– На вооружении наших силовых структур стоит не только старая советская бронетехника, но и современные образцы, к примеру, БТР-82. Смогут ли наши военные добиться оперативной совместимости, эксплуатируя столь разные системы?

– БТР-82 был разработан для решения совершенно других задач. Наши бронемашины разработаны совместно с нашим главным партнером Paramount Group и отвечают современным требованиям в области защищённости, мобильности, огневой мощи, технического обслуживания. Вопрос технического обслуживания стоит очень остро. Бронетехника советского и российского производства обслуживается на предприятии «Семей Инжиниринг». Но, к сожалению, доступ к запасным частям, к технической документации очень осложнён определёнными обстоятельствами. Предприятие испытывает большой дефицит из-за того, что контракты у нас заключаются на один год, а производство тех, или иных компонентов требует не менее двух лет. Очень важный аспект – чтобы наше государство давало таким предприятиям не менее трёх лет контракта. Тогда мы можем планировать и финансовые средства, и будет цена намного ниже, потому что мы будем рассчитывать комплектующие в определённом объёме.

– Каков ваш сегмент гособоронзаказа на 2018 год?

– В этом году у нас заказчиками являются Министерство обороны, служба государственной охраны и погранвойска. Они покупают бронеавтомобили «Арлан» и «Алан».

Гособоронзаказ у нас формируется практически всеми силовыми ведомствами. К сожалению, контракты заключаются очень поздно, ввиду того, что необходимо согласование как правительства, так и заинтересованных органов. Формироваться он начинает в сентябре, но подписывается где-то в феврале-марте. У нас есть оператор «Казахстан инжиниринг». Пока мы подписываем договоры, мы уже выходим на май. До этого момента у нас нет достаточных средств, чтобы финансировать работы заранее: мы – предприятие молодое. И получается, что к производству мы приступаем очень поздно. Мы сейчас выходим с предложением, чтобы контракты были рассчитаны на 3-5 лет. На этот год гособоронзаказ уже утверждён, но мы ещё не вышли на договорные отношения.

– А что представляет из себя бронеавтомобиль «Алан»?

– «Алан» разработан совместно с израильской компанией Plasan. Эта фирма поставляет панели для американских M-ATV Oshkosh и Сougar. Это машины, которые сейчас воюют в Афганистане, Ираке, на Ближнем Востоке, и которые доказали свою живучесть.

– «Алан» должен удовлетворить потребность наших вооруженных сил в транспортных бронемашинах массой 6-8 тонн. На сегодняшний день потребность покрывается за счёт поставок из Российской Федерации и стран дальнего зарубежья. Мы хотим стать основным поставщиком для вооружённых сил и сил специального назначения, поэтому с целью развития предприятия искали так же, как и по «Арлану», различных партнёров, встречались, смотрели различную технику, но наиболее перспективной для нас техникой на сегодняшний день является продукция компании Plasan. Кроме американской армии, эта компания поставляет панели для российского КамАЗа – новые автомобили «Тайфун». Там использована композитная броня – кевлар, арамиды, что повышает живучесть машины.

– Такие машины испытаны израильским спецназом в боевых условиях, и они подтвердили свою надёжность. Хотел бы отметить, что и эту машину мы тоже полностью собираем «c листа» по технологической, конструкторской документации компании Plasan. И мы возлагаем очень большие надежды на эту технику, потому что есть большая потребность во всех силовых ведомствах в такой бронемашине. К настоящему моменту партия этих машин поставлена в Службу государственной охраны

– Планируете ли вы выходить с вашей продукцией на внешние рынки?

– Cейчас мы ведём работу в Средней Азии. У нас установлены неплохие контакты с Узбекистаном, пытаемся установить связи с Туркменистаном. Узбекистан крайне заинтересован в наших «Аланах». Мы готовим машину на испытания в Узбекистан. «Арлан» там уже прошел испытания, показал высокие результаты. В Туркменистан мы планируем в ближайшее время направить несколько единиц техники для проведения демонстрационных испытаний. Это будут «Арланы».

– А дальнее зарубежье?

– Ближний Восток. Это крайне перспективный рынок. Однако необходимо учитывать, что там жёсткая конкуренция. Чтобы заключить сделку, необходимо работать с клиентом 2-3 года – испытания, модификации, комплектация и так далее. Нашему предприятию не хватает истории. Когда мы говорим о поставках той или иной техники на Ближний Восток – запрашивает и Саудовская Аравия и Кувейт, и Оман, и Катар, Иордания, – они основной вопрос так ставят: «А сколько вы машин сделали для своей армии?» Рынок Юго-Восточной Азии весьма перспективный. Наше головное предприятие сейчас ведёт поставки в Сингапур. Нам необходимо выполнить все условия, которые необходимы, чтобы нас приняли, как равного партнера.

Мы планируем отправить «Барыс» 6х6 в 2019 году на испытания на Ближний Восток, то есть у него будет такой трип по разным странам Ближнего Востока. Это будут реальные испытания в климатических условиях той страны, куда мы будем завозить эти машины.

– А почему в этом регионе интересуются машинами 6х6?

– На первом месте здесь стоит экономическая целесообразность. Такие машины значительно дешевле. Потом у них стоят совершенно другие задачи по обеспечению транспортировки военнослужащих. У нас же осталось от советской доктрины, что бронетранспортер 8х8 должен двигаться за танком, преодолевать двухметровые окопы – это основное требование. И, естественно — пересечённая местность, которая на постсоветском пространстве разнообразна настолько, что необходимо, чтобы удельный вес на грунт был меньше. А в арабских странах таких требований нет – дорог мало, и фактически они воюют в городах.

 

Морские безэкипажные системы на выставке UMEX-2018

C 25 по 27 февраля 2018 года в Абу-Даби (Объединенные Арабские Эмираты) состоялась международная выставка беспилотных систем Unmanned Systems Exhibition and Conference (UMEX-2018). В числе прочего на выставке было представлено значительное количество морских надводных и подводных безэкипажных систем.

5276423_original

5276423_original
Изображение 1 из 7

Безэкипажный катер B7 компании Al Marakeb Boat Manufacturing Company из ОАЭ. Длина катера составляет 7 м, масса – 2000 кг. Катер может нести до 750 кг полезной нагрузки. Разработка предлагается потенциальным заказчикам в качестве системы двойного назначения (с) Денис Федутинов

Репортаж с АО «Авиаремонтный завод №405» в Казахстан

На этой неделе Министерство оборонной и аэрокосмической промышленности утвердит государственный оборонный заказ на 2018 год. Его важным сегментом является техническое сопровождение авиационной техники казахстанских силовых структур. Informburo.kz рассказывает о перспективах 405-го авиаремонтного завода, который находится в Алматы и обслуживает различные типы военных и гражданских вертолётов.

46

Отреставрированное историческое здание на территории АРЗ №405 / Фото Григория Беденко

Это предприятие имеет достаточно продолжительную историю. Завод был открыт на аэродроме Алма-Аты в 1939 году для восстановления и ремонта авиационной техники. За свою долгую историю он сменил несколько названий: «Авиаремонтные мастерские», «Авиаремонтная база», «Завод №405 ГА».

44

В главном ангаре завода / Фото Григория Беденко

Здесь ремонтировали сами самолёты, поршневые авиационные двигатели, воздушные винты. С 1977 года АРЗ №405 стал обслуживать группировку вертолётов Ка-26. Эта очень неплохая советская машина была предназначена для патрулирования, сельхозработ и пр. С 1992 года специалисты предприятия приступили к ремонту вертолётов Ми-8/17. Соответствующая программа была запущена в интересах всех структур и ведомств, эксплуатирующих эти вертолёты. Выполняется сервисное сопровождение Ми-8Т, Ми-8П, Ми-8ПС, Ми-8МТ (Ми-17), Ми-8МТВ-1 (Ми-17-1В), Ми-8МТВ-2, Ми-171 (Ми-8АМТ), Ми-8МТВ-5 (Ми-17В-5), Ми-172 и их модификаций и Ка-32А и Ка-32А11ВС.

17

На сегодняшний день заказчиками у предприятия являются все силовые структуры РК – Министерство обороны, Пограничная служба, Национальная гвардия. Кроме того – службы КЧС: среди заказчиков есть «Казавиаспас», Служба спасения акимата Алматы; а также гражданские авиакомпании, самая крупная из них – «Бурундайавиа», которая эксплуатирует 20 вертолётов. На предприятии также ремонтирует свои вертолёты авиакомпания PrimeAviation, государственная авиакомпания Berkut Управления делами президента Республики.

128

– В Центрально-Азиатском регионе завод сегодня занимает лидирующие позиции в плане освоения новых типов вертолётов, – рассказывает руководитель предприятия Константин Ушаков. – Вертолёты с каждым годом проходят определённую модернизацию. С заводов-изготовителей выходят более совершенные модели этих вертолётов, поэтому процесс освоения новых типов безостановочный.
– Сейчас проводится работа, в первую очередь с ближайшими соседями Казахстана, по развитию экспорта наших услуг, – рассказывает далее директор АРЗ. – Среди потенциальных заказчиков есть Киргизия, Таджикистан, Туркменистан. И наиболее перспективный регион, где сейчас активно эксплуатируются вертолёты типа Ми-8/17 – это Афганистан.

53

Этот вертолёт потерпел аварию в Афганистане, и у него была полностью заменена пилотская кабина / Фото Григория Беденко

– Насколько изменилась ситуация с появлением нового министерства – оборонной и аэрокосмической промышленности?

– Это министерство оказывает большую помощь в поиске заказчиков предприятию. Раньше этим занималось Министерство обороны. Сейчас эта поддержка усилилась во много раз, потому что есть профильное министерство, которое активно налаживает военно-техническое сотрудничество, и в первую очередь – это, конечно же, соседи и страны близлежащих регионов.

20

– Каковы особенности гособоронзаказа на 2018 год?

– Гособоронзаказ на 2018 год включает в себя ремонт вертолётов для силовых структур, а также регламентированное техническое обслуживание вертолётов в северо-западном регионе, в центральной части страны. Ежегодно мы осуществляем капитальный ремонт 7-8 вертолётов. В прошлом году мы осуществляли техническую поддержку структурам в северо-западном регионе, на этот год запланированы также работы в центральном регионе – в Астане, на базе АТЦ (недавно созданный авиационно-технический центр).

25

– В 2017 году на вооружение наших ВВС поступили новейшие российские ударные вертолёты Ми-35М. Как они будут обслуживаться?

– По Ми-35М мы планируем наладить простые виды работ – техобслуживание и текущий ремонт. Уже подписан план по освоению капитального ремонта этого вертолёта. Ближайший ремонт у них через 5-6 лет. К этому времени мы будем готовы. Эксплуатант этих вертолётов – Министерство обороны. Пока машины на гарантии. То есть они вышли с завода-изготовителя в Ростове-на-Дону, сейчас у них на авиабазе находится группа поддержки с завода-изготовителя. Эксплуатанту на первоначальном этапе всегда нужны какие-то консультации и прочее. Поэтому заводы-изготовители направляют свои гарантийные бригады в воинские части. Когда мы свои компетенции в этом деле приобретём, я думаю, что заводам-изготовителям не будет необходимости держать здесь своих людей.

18

– А новые транспортно-боевые Ми-171Ш?

–Ми-171Ш у нас в процессе. Ми-171E (спасательная модификация вертолёта Ми-8 АМТ, такие машины есть в «Казавиаспасе») уже ремонтировали. Первый отличается от второго присутствием на вертолёте систем вооружения. Если эти две составляющие сложить, то у нас всё есть, но требуется формализовать допуски специалистов через учебные центры. Мы эту процедуру проводим. Как подойдёт вертолет к ремонту, мы его без проблем отремонтируем. По Ка-32, которые эксплуатирует «Казавиаспас», мы уже сертифицированы. Мы два года выполняем обслуживание. Но это менее распространённый вертолёт. Есть два центра – в Уфе и в Ростове. Каких-то их узких специалистов привлекаем, но основной объём работ выполняем сами. Первоначально для Казахстана планировалось закупить 10-12 вертолётов этого типа. Приобрели в результате два, и на этом всё остановилось.

– Сколько всего у нас в Казахстане вертолётов типа Ми-8/17, и с какой периодичностью проводится капитальный ремонт?

– В Казахстане на сегодняшний день в эксплуатации порядка 80 вертолётов типа Ми-8/17 в силовых и гражданских структурах. Капитальный ремонт вертолёта проводится один раз в 8 лет. Это полный разбор вертолёта, дефектоскопия каждой его составляющей, восстановительные работы, замена всех деталей. Затем сборка, испытания. Фактически мы приводим вертолёт в первозданное состояние. Это позволяет ближайшие восемь лет обходиться мелким и текущим ремонтом для того, чтобы продолжать эксплуатацию.

22

– Все обслуживаемые вами вертолёты российского производства. Как осуществляется взаимодействие с предприятиями-изготовителями?

– У нас налажены постоянные контакты, в первую очередь, с российским холдингом «Вертолёты России». Эта структура на сегодняшний день объединяет всю вертолётостроительную отрасль РФ. В её состав входят все заводы-изготовители – Улан-Удинский, Казанский, Арсеньевский, Ростовский, Кумиртауский, авиазаводы-изготовители комплектующих в Перми и в Москве. У нас помимо этого холдинга и заводов-изготовителей вертолётов есть контракты ещё более чем с 60 заводами РФ. Это производители топливного оборудования, гидравлического, систем связи и навигационного оборудования и т.п. Есть связи с украинскими, белорусскими, кавказскими, прибалтийскими заводами. В принципе, есть связи со всеми предприятиями, которые продолжают выпускать оборудование для вертолётов Ми-8.

12

– На базе вашего предприятия планируется создать региональный сервисный центр. Как он будет работать?

– На сегодняшний день у нас 360 сотрудников. В перспективе мы собираемся расширяться, ежегодно будут создаваться 20-30 дополнительных рабочих мест. У нас, кроме основной площадки в Алматы, ещё открыли площадку в Актобе на базе 406-го авиаремонтного завода. Правда, там можем выполнять меньше работ, но для западного и северного регионов Казахстана этот филиал может оказывать услуги – периодическое техобслуживание.

33

– Мы также проводим работу с недавно открытым в Астане авиационным техническим центром, чтобы на их площадках тоже выполнять обслуживание вертолётов, которые у нас находятся в Центральном и Восточном Казахстане. Потому что территория Казахстана достаточно большая, на вертолётe её за один перелёт невозможно преодолеть. Соответственно, чтобы обеспечить всех услугами и быть ближе к эксплуатантам, мы в регионах организовали две точки. И во всех крупных городах, где концентрация вертолётов будет достаточно высокой, мы организуем сервисную группу специалистов.

9

– А для зарубежных эксплуатантов?

– Как сервисный центр и центр компетенции наше предприятие развивается достаточно энергично, и в Центральной Азии на сегодняшний день ему аналогов нет. В Узбекистане есть свой авиаремонтный завод (Чирчикский авиаремонтный завод), который всю узбекскую технику силовых структур ремонтирует. Но они просто ремонтники. А у нас – интегрированная логистическая поддержка, то есть, грубо говоря – принцип одного окна. Любая услуга, связанная с эксплуатацией, любые запчасти, организация любых работ – мы готовы это выполнить. Для этого у нас были созданы специальные подразделения, пришлось расширить штат, которые работают с эксплуатацией постоянно.

36

– Сейчас система эксплуатации вооружений и военной техники несколько меняется. Многие производители переходят на режим сопровождения жизненного цикла своего оборудования. Мы являемся именно таким центром, который может обеспечить эксплуатантов комплексом необходимых услуг для обеспечения всего жизненного цикла. На 2018 год мы совместно с РФ планируем добавить ещё такую компетенцию, как крупноузловая сборка вертолётов, для того чтобы, в первую очередь, у нас появилась возможность обеспечивать жизненный цикл с нулевой фазы. Сейчас ещё новый термин появился у изготовителей – кастомизация оборудования. То есть эксплуатанты в различных странах мира различной направленности, и, соответственно, чтобы оборудование устраивало эксплуатанта, для него необходимы какие-то дополнительные опции для выполнения задачи.

– То есть вы планируете дооснащать предприятие?

– Вертолёт может быть в варианте поиска и спасения, в варианте медицинском, пассажирском, VIP-машины и т.д. Военные вертолёты бывают с системами вооружения, просто транспортные. Соответственно, выбор оборудования для обслуживания всех этих машин более широк. Мы планируем устанавливать это оборудование здесь уже, непосредственно под заказчика – кому какое оборудование будет необходимо. Работа эта длительная. Срок эксплуатации вертолёта – примерно 30-40 лет. И сейчас мы как бы закладываем фундамент для того, чтобы предприятие функционировало в будущем.

42

– А какова ситуация с подбором специалистов?

– Чтобы вырастить авиационного специалиста, после учебного заведения требуется 5-7 лет для того, чтобы он стал профессионалом. Этот процесс достаточно на сегодняшний день болезненный – молодёжь тянется к кибертехнологиям, меньше желания иметь дело с железом и проводами. Поэтому мы стараемся собирать у нас всех специалистов, которые когда-либо имели дело с вертолётами. У нас много бывших военнослужащих.

43

– Константин Валерьевич, известно, что в Казахстане эксплуатируют другие разработки ОКБ Миля. Это транспортный гигант Ми-26 и лёгкий Ми-2. Каковы их перспективы?

– По Ми-26 мы работу начали, чтобы его обслуживать. В планах этого не было. У нас их четыре в Казахстане. Пока непонятна их дальнейшая судьба. Сейчас установленный срок службы этих машин подходит к концу . Будут ли они заменены, или будет продлеваться их ресурс – пока заказчики не дали ответа. Но у нас специалисты подготовлены. У нас всё остановилось на закупке оборудования, потому что там инвестиции необходимы. Есть ли смысл инвестировать в этот техпроцесс, мы так и не поняли. Этот вертолёт производил «Росвертол». Сейчас уже другая модификация выпускается – Ми-26Т2. На нём стоит более современное оборудование, что позволило сократить экипаж. Машина очень дорогостоящая.

Ми-2 – это техника, которая отходит. Если вертолёты типа Ми-8 постоянно модернизируют, это очень удачная компоновка машины, которая позволяет ей жить долго, то Ми-2 – всё остановилось на каком-то этапе. Эти вертолёты будут заменены. Россия сейчас производит лёгкие вертолёты – «Ансат», Ка-226.

Источник

«Похождения» концерна Airbus в Казахстане

Как сообщает французский бюллетень «Intelligence online» в публикации «Le dispositive d’Airbus pour vendre ses helicopteres», тяжба, которая тянется в Париже по «казахстанскому делу» приподняла занавес с имен тех консультантов, которых использовал концерн Airbus для того, чтобы проникнуть в секреты Астаны в 2009 году.

В отличие от ранее опубликованных материалов, отчет о соответствии деятельности предприятия законности, подготовленный бюро Огюста Дебузи (August Debouzy) для Airbus Group в рамках «Казахгейта», показывает, что европейский концерн ничем не рискует. Этот доклад, который должен быть представлен французскому правосудию, напоминает о всех консультантах, которые работали на Airbus начиная с 2009 года, когда Airbus проявлял в стране наибольшую активность. Так, начиная с 2007 года в рамках контракта на поставку в Казахстан 40 вертолетов, тогдашний представитель Airbus в Центральной Азии Оливье Мишалон (Olivier Michalon) обратился к услугам компании «Стрела». Эту компанию возглавлял Владимир Греков, который возглавлял представительство компании Total в России в 1990-е годы. Греков отвечал за организацию серии встреч с казахстанскими официальными лицами, в первую очередь с очень близким своим знакомым Нуртаем Абыкаевым, который на тот момент возглавлял Комитет национальной безопасности Казахстана. Некоторые из этих встреч прошли в присутствии бывшего французского сенатора Аймери де Монтескье (Aymeri de Montesquiou). Airbus умело лавировал, так как в это время группа Thales, которая конкурировала в Казахстане с Airbus, убеждала Монтескье встать на свою сторону. Одновременно Airbus обратился к услугам компании MediaTech Алексиса Грабара (Alexis Grabar), который в 1990-е годы был представителем Airbus Helicopters в странах бывшего СССР.

Наконец, Airbus для обслуживания вертолетов стал полагаться на инфраструктуру довольно своеобразной компании Sky Tech LLP, которая к тому же стала отвечать и за продвижение продуктов компании Eurocopter в стране. Информации по этой компании меньше всего. Известно, что она была создана в 2007 году, и на момент создания занималась коммерческими операциями в Казахстане. Ей очень недолго (с 1 июля по 30 ноября 2010 года) руководил Андрей Демин. Airbus весьма кстати подписал с ней контракт 1 июля 2010 года. О других руководителях компании информации нет. Sky Tech принадлежит компании Worldwide Aircraft Leasing (WAL), зарегистрированной на Британских Виргинских островах, и ей формально руководят два управляющих – Йохан Якоб (Johann Jacob) и Иво Кауфман (Ivo Kaufmann), действующих по доверенности, выданной в Лихтенштейне компанией Audina Treuhand AG. Хотя в отчете это не упоминается, но WAL имеет филиал в Панаме, который принадлежит сингапурским и лихтенштейнским юридическим лицам – Place of Power Foundation, Paul Holding Pte. Ltd, Health and Wealth Holdings Foundation. Все они являются акционерными обществами.
Для того, чтобы решать проблемы в своем СП, созданном с казахстанской государственной компанией Kazakhstan Engineering, в 2014 году Airbus подписал контракт с небольшой консалтинговой компанией Whiteshield Partners, возглавляемой Фади Фарра (Fadi Farra), в прошлом представителем ОЭСР в бывшем СССР. На данный момент, благодаря проведению процедуры due diligence компании HeliDynamics стало известно, что Фарра также был личным консультантом тогдашнего премьер-министра Казахстана Серика Ахметова, который в настоящее время заключен под стражу по обвинению в коррупции.

Соглашение о производстве в Узбекистане турецких бронированных машин Ejder Yalçın

bmpd Как сообщается, 26 октября 2017 года в рамках визита нового президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Турцию турецкая компания Nurol Makina ve Sanayi A.Ş. (входящая в состав частного холдинга Nurol) подписала меморандум о взаимопонимании с узбекским автомобильным предприятием UzAuto об организации совместного производства в Узбекистане на мощностях последнего 1000 бронированных машин Ejder Yalçın 4×4 разработки Nurol Makina.

Турецкая бронированная машина Nurol Makina Ejder Yalçın 4х4 класса MRAP в варианте TTZA (Ejder Yalçın II) для турецкой армии, оснащенном дистанционно управляемым боевым модулем Aselsan SARP с 7,62-мм пулеметом, в экспозиции выставки IDEF-2017. Стамбул (Турция). 10.05.2017 (с) bmpd

Согласно меморандуму, на первом этапе правительство Узбекистана закажет 24 бронемашины Ejder Yalçın узбекской сборки. Соглашение предусматривает в том числе и поставки собираемых на UzAuto бронемашин в третьи страны.

Бронированная машина Ejder Yalçın 4х4 класса MRAP впервые была представлена Nurol Makina в 2012 году. Машина полной боевой массой до 14 тонн имеет вместимость 11 человек и весьма высокий заявленный уровень защиты STANAG 4569 Level 4а/3b. Кузов имеет модульную конструкцию и при реконфигурации позволяет размещать до 4 тонн полезной нагрузки. В 2014 году первые 11 серийных машин Ejder Yalçın были поставлены турецкой полиции, а в августе 2016 года турецкая армия законтрактовала 50 машин Ejder Yalçın в модификации TTZA (также именуется Ejder Yalçın II) с дистанционо управляемыми пулеметными модулями Aselsan SARP, в качестве своего рода облегченного MRAP, поставки должны были быть начаты с конца 2016 года.

В 2017 году Nurol Makina были начаты поставки 70 машин Еjder Yalçın армии Туниса.

«Вертолеты России» намерены организовать крупноузловую сборку Ми-8 в Казахстане

Холдинг «Вертолеты России» (входит в Ростех), компания «Казахстан инжиниринг» и Авиаремонтный завод №405 подписали меморандум, предполагающий возможность крупноузловой сборки вертолетов Ми-8АМТ/Ми-171 в Казахстане. Об этом в понедельник сообщили в пресс-службе российского холдинга.

«Наши партнеры из Казахстана обратились к нам с инициативой наладить сборочное производство вертолетов на своей территории в течение 2017-2025 годов. На данном этапе мы договорились рассмотреть эту возможность, в том числе модифицировать вертолет под требования заказчика», — сказал генеральный директор холдинга «Вертолеты России» Андрей Богинский, слова которого привели в пресс-службе.

Отмечается, что меморандум также подразумевает возможность организации системы поддержки жизненного цикла вертолетов, а также поставку 45 вертолетокомплектов до 2025 года. «Проект открытия сборочного производства в Казахстане предполагает дальнейшее развитие системы логистической поддержки жизненного цикла вертолетов, обучение инженерно- технического персонала, а также сертификацию сборочного производства АО «АРЗ №405″ в соответствии с законодательством Казахстана», — сказали в холдинге.

Кроме того, до конца года стороны планируют подписать контракт на поставку первых трех вертолетокомплектов, а в начале следующего года заключить договор о поэтапной поставке всего объема поставляемых комплектов.

Источник

«Рособоронэкспорт» отказался от участия в тендерах МВД Индии на закупку автоматов

Как сообщило 16 октября 2017 года агентство ТАСС, АО «Рособоронэкспорт» (основной спецэкспортер российских вооружений, входит в состав ГК «Ростех») отказалось от участия в тендерах МВД Индии на закупку более 20 тыс. автоматов калибра 7,62х39. Об этом в понедельник сообщил ТАСС источник в системе военно-технического сотрудничества.

«Тендерная документация на 99% «заточена» специалистами МВД Индии под устаревшие автоматы Калашникова, произведенные в Болгарии по просроченной советской лицензии. Требования МВД Индии к закупаемым для резерва национальной полиции и пограничной службы автоматам в количестве более 20000 единиц изначально не позволяют российским компаниям представить свои коммерческие предложения», — сказал собеседник агентства.

По его словам, среди критичных условий закупки индийская сторона назвала наличие железного магазина, в то время как в России давно от них отказались в пользу более надежных пластиковых, приспособления для разборки и сборки ударно-спускового механизма (УСМ), хотя в новых российских АК сотой серии конструкция УСМ усовершенствована и уже не требует такого приспособления в составе принадлежности к автомату, а также стальных складывающихся прикладов, тогда как современные производятся из композитных материалов.

Источник в «Рособоронэкспорте» подтвердил отказ от участия в тендерах МВД Индии на закупку автоматов по причине несоответствия российских АК-103 условиям конкурсов, однако комментировать текущую закупочную политику МВД Индии не стал, сославшись на некорректность подобных заявлений.

В свою очередь в концерне «Калашников» (входит в Ростех) выразили большое удивление в отношении того, что для закупщиков в МВД Индии большую важность имеют старые металлические магазины. «Они менее прочные и ржавеющие в жарком климате. Весь мир давно переходит на пластиковые», — подчеркнули в пресс-службе концерна, отметив, что планируют пригласить профильных индийских журналистов и экспертов в Россию, чтобы они своими глазами увидели современное и качественное оружие, которое индийские полицейские и пограничники могли бы получить, если бы текущие тендерные условия «были более доброжелательными к производителю настоящих автоматов Калашникова».

«Индийцы, безусловно, вправе выбирать любое оружие для своих силовых ведомств. В свою очередь российская сторона в полном праве не выступать в роли тендерного статиста, так что отказ «Рособоронэкспорта» от участия в тендерах — решение логичное. Но если условия тендеров будут изменены, мы готовы в них участвовать», — сказали в концерне.

Источник

Китайцы объявили о создании технологий рельсотрона

Морской университет инженерных наук Народно-освободительной армии Китая объявил о разработке технологий, которые могут быть использованы при создании рельсотрона. Как сообщает China Daily, в частности, речь идет об электромагнитном приведении в движение снарядов. Другие подробности о новой разработке не приводятся.

 
Рельсотрон представляет собой орудие, использующее для разгона снаряда электромагнитные силы. В нем снаряд на первом этапе выстрела является частью электрической цепи, двигаясь между двумя контактными рельсами (отсюда и название орудия). Для выстрела орудие нуждается в кратковременной подаче высоких напряжения и тока, которые не может обеспечить простое подключение к электрической сети.
Китай занимается разработкой собственного рельсотрона с начала 2000-х годов, причем исследования в области электромагнитного оружия в целом ведутся с 1980-х. Первые сведения о прототипах нового оружия, созданных и испытанных в Китае, появились в 2005 году. Это были небольшие лабораторные образцы, не пригодные для масштабирования и производства.
 
Активной разработкой боевого рельсотрона сегодня занимаются американская компания General Atomics и британская BAE Systems. Рельсотрон BAE Systems использует для стрельбы металлические кинетические снаряды массой 16 килограммов. Дульная энергия орудия составляет 32 мегаджоуля. Прототип орудия General Atomics имеет дульную энергию 33 мегаджоуля.
 
В июле текущего года Научно-исследовательское управление ВМС США совместно с BAE Systems провело новые испытания рельсотрона, установленного на полигоне «Дальгрен» в Вирджинии. Во время этих испытаний орудие впервые произвело два выстрела подряд. Целью испытаний была проверка способности орудия произвести последовательно несколько выстрелов.
1 2 3 7