Архивы тегов: Россия

Готовится подписание с Индией контракта на четыре фрегата проекта 11356

Как сообщает газета «Ведомости» в материале Алексея Никольского «Индия готовится подписать отложенные оружейные контракты с Россией. Наиболее вероятно заключение соглашения о поставке фрегатов», генеральный директор по закупкам министерства обороны Индии Апурва Чандра посетил в четверг [19 апреля 2018 года] калининградский судостроительный завод «Янтарь» в сопровождении делегации «Рособоронэкспорта» и Объединенной судостроительной корпорации (ОСК), где ознакомился с возможностями предприятия по строительству фрегатов проекта 11356, шесть из которых уже находятся на вооружении ВМС Индии (три из них построены на «Янтаре»). «Безусловно, ключевым индийско-российским проектом, который мы обсудили здесь, в Калининграде, стало продолжение строительства для Военно-морских сил Индии фрегатов проекта 11356. Мы с удовольствием осмотрели производственные цеха и готовые корпуса будущих боевых кораблей», – цитирует Чандру пресс-служба «Рособоронэкспорта».

Ранее индийский чиновник, непосредственно отвечающий за закупку вооружений, посетил подмосковный центр «Вертолетов России», где ему был показан вертолет Ка-226Т. По словам сотрудника одного из российских оборонных холдингов, Чандра также побывает на одном из заводов концерна ВКО «Алмаз-Антей». Таким образом, он проинспектирует все российские компании, контракты на изделия которых (фрегаты проекта 11356, вертолеты Ка-226Т и Ми-17 и системы ПВО С-400) ожидались к подписанию еще в 2016-2017 гг. «Насыщенная программа визита господина Чандры говорит о высокой заинтересованности индийской стороны в поступательном развитии текущих и перспективных российско-индийских проектов в военно-технической сфере в целом», – цитирует гендиректора «Рособоронэкспорта» Александра Михеева пресс-служба компании.

По словам менеджера предприятия ОСК, подписание контракта на строительство четырех фрегатов проекта 11356 вполне вероятно еще в первой половине 2018 г. Индийской стороне предстоит выбрать верфь в самой Индии, где будут построены два из четырех кораблей, и после этого препятствий уже не предвидится, поясняет собеседник «Ведомостей». Менее вероятно, что уже в этом году будет подписан объемный контракт на системы С-400, хотя это соглашение (как и контракт на Ми-17) не потребует выполнения условий Make in India по передаче технологий и производства в Индию, говорит человек, близкий к руководству Военно-промышленной комиссии. Можно надеяться, что в этом году будет подписан и полностью согласованный контракт на вертолеты Ми-17.

Причина задержек с контрактами – паралич внутренних закупочных процедур в Индии и дистанцирование от покупок вооружений в России на фоне надежд на сотрудничество с США, считает эксперт Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко. Американские санкции тоже могут стать поводом для того, чтобы откладывать решение, допускает он. Но скорое заключение контракта на фрегаты действительно возможно, поскольку индийские ВМС испытывают в них острую необходимость, заключает эксперт.

Репортаж о посещении генеральным директором по закупкам министерства обороны Индии Апурва Чандра ПАО «Прибалтийский судостроительный завод «Янтарь» (с) «Вести-Калининград»:

Сообщается о выходе Индии из совместной с Россией программы истребителя пятого поколения FGFA

Как утверждает журнал «Jane’s Defence Weekly» в статье Rahul Bedi «India withdraws from FGFA project, leaving Russia to go it alone» , ВВС Индии приняли решение приостановить свое участие в имеющей уже 11-летнюю историю совместной с Россией программе создания перспективного истребителя пятого поколения Fifth Generation Fighter Aircraft (FGFA) на основе российского проекта ПАК ФА (Т-50, Су-57). Причинами называются «неопреодолимые разногласия» в отношении стоимости и технических решений по программе FGFA.

В статье со ссылкой на сообщения индийских официальных источников утверждается, что индийские официальные лица, включая советника по национальной безопасности Аджита Довала и секретаря министерства обороны Санджайте Митру, недавно сообщили о выходе Индии из программы посетившей Индию российской делегации министерского уровня.

В то же время считается (без уточнения деталей), что Индия еще может «пересмотреть» свое решение по по программе FGFA или приобрести полностью разработанные и готовые истребители ПАК ФА после того, как они поступят на вооружение ВВС России.

По словам представителей индийской промышленности, программа FGFA не обсуждалась во время взита министра обороны Индии Нирмалы Ситхмаран в Москву в начале апреля.

«Проект FGFA стал примером того, как слишком мало, слишком поздно», — сказал индийский маршал аваиации в отставке В. К. Бхатия. По его словам, дальнейшая реализация этой программы не пошла бы на пользу ВВС Индии, изо всех сил пытающимся противостоять быстрому сокращению численности парка своих истребителей.

ВВС Индии считают, что истребитель Су-57 (T-50, ПАК ФА), который министерство обороны Индии определило перспективным многофункциональным истребителем, не отвечает их требованиям по малозаметности, авионике, РЛС и датчикам. Семь [на самом деле десять] прототипов ПАК ФА в настоящее время проходят летные испытания в России, но пока нет никаких указаний относительно того, когда эта платформа поступит в серийное производство.

В своих соображениях, касающихся отмены программы, индийское министерство обороны пришло к выводу о том, что FGFA будет поглощать значительную часть финансовых средств ВВС Индии в рамках программы развития на международном уровне в то время, когда они отчаянно нуждается в организации национального производства и модернизации. Министерство обороны также проигнорировало утверждения индийской авиастроительной корпорации Hidustan Aeronautics Limited (HAL) о том, что опыт участия в FGFA принесет пользу Индии в создании собственного истребителя пятого поколения по программе.Advanced Medium Combat Aircraft (АМСА).

Программа FGFA была начата в 2007 году совместно с российской компанией «Сухой» на условиях равного финансового и частичного технологического партнерства, но с самого начала испытывала проблемы.

В 2010-2011 годах Индия заплатила 295 млн долл за эскизный проект FGFA, но в середине 2013 года Россия потребовала дополнительно 5 млрд долл. в качестве доли Индии в расходах на дальнейшую разработку истребителя, которые русскими оценивались примерно в 10 млрд долл.

Индия отказалась платить, но в начале 2016 года, по-видимому, была достигнута договоренность о компромиссе, согласно которому обе стороны вносили по 3,7 млрд долл. с каждой стороны, которые должны быть выплачены в течение 6-7 лет, для дальнейшего развития FGFA путем постепенного учета требований ВВС Индии. Эти требования включали около 50 модификаций, таких как замена двигателей AЛ-41Ф1 разработки НПО «Сатурн» более мощными, снижение заметности и улучшение системы подвески вооружения [видимо,внутренней]. ВВС Индии также запрашивали перспективную версию бортовой РЛС «Белка» [H036] с АФАР, улучшение возможностей технического обслуживания и дополнительные возможности самообороны.

Источники в индийской промышленности заявили, что компания «Сухой» также согласилась поделиться с HAL важной информацией по проекту FGFA, ранее засекреченной, и попытаться восстановить долю работы HAL в программе, которая была сокращена более чем наполовину примерно до 13%. Это включало разработку HAL шасси истребителя, основного навигационного оборудования, подвесных контейнеров для лазерного целеуказания, индикатора на лобовом стекле и системы охлаждения РЛС.

Компания «Сухой» также взяла на себя обязательство до 2019-2020 годов поставить ВВС Индии три 30-тонных одноместных прототипа FGFA для проведения испытаний перед созданием производственной линии этих истребителей на предприятии HAL в Насике в западной Индии .

Первоначально ВВС Индии планировали приобрести 200-250 одно- и двухместных лицензионных истребителей FGFA, с поставками, начало которых было запланировано на 2017-2018 годы. Позднее количество был сокращено до 127 одноместных самолетов, но теперь вся программа отменяется.

Со стороны bmpd напомним, что, в соответствии с россиийскими источниками, сотрудничество по российско-индийскому проекту истребителя пятого поколения FGFA (российское обозначение ПМИ — Перспективный многоцелевой истребитель) на основе российского истребителя пятого поколения ПАК ФА (Т-50, Су-57) с самого начала действительно развивалось проблемно. Договоренность о совместной разработке FGFA в интересах ВВС Индии была достигнута на втором заседании российско-индийской межправительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству в феврале 2002 года. После того, как индийская сторона удостоверилась в реальном прогрессе программы ПАК ФА, в ноябре 2007 года было заключено межправительственное соглашение о совместной разработке FGFA силами ПАО «Компания «Сухой» и индийской HAL. В декабре 2010 года АО «Рособоронэкспорт», «Сухой» и HAL подписали контракт стоимостью 295 млн долл на эскизно-техническое проектирование истребителя FGFA в течении 18 месяцев. Общая стоимость НИОКР по программе оценивалась в 6 млрд долл, из которых на долю индийской стороны должны были прийтись 35%.

В 2010-2011 годах индийская сторона заявляла о намерениях приобрести 214 истребителей FGFA, причем из них от 48 до 66 должны были быть двухместными самолетами (в отличие от российского Т-50, для которого создание двухместного варианта не планируется), с производством всех на предприятии HAL в Насике и с началом поставок в 2017 году. Однако позднее Индия также отказалась от создания двухместной версии FGFA, и предварительные планы закупок этого самолета были сокращены до 144, а затем до 127 единиц, при этом общая стоимость программы для Индии оценивалась до 30 млрд долл.

С 2012 года разработка FGFA находилась фактически в «подвисшем» положении из-за проблем со взаимным финансированием и передачи технологий российской стороной. В начале 2016 года появились сообщения о достигнутой обеими сторонами договоренности о продолжении работ по совместной разработке и производству FGFA, при этом предполагалось выделение на НИОКР с каждой стороны по 3,7-4 млрд долл (в том числе по 1 млрд долл в первый год). Однако формальное соглашение об этом до сих пор так и не было подписано.

Как можно судить, после столкновения с техническими и финансовыми трудностями при реализации столь сложной программы, индийские амбиции редуцировались с мечтаний о «более совершенном и в основном индийском самолете пятого поколения» на основе ПАК ФА, к получению фактически экспортной версии Т-50, созданной преимущественной за российский счет и оснащенной в основном российским оборудованием. В этих условиях у ВВС и министерства обороны Индии, и без того сталкивающихся с нехваткой средств на приобретение боевых самолетов, просто не осталось стимулов для участия в программе FGFA, и индийский подход в последние годы характеризовался стремлением полностью оставить все расходы на разработку истребителя пятого поколения российской стороне, с тем, чтобы в случае успеха программы Т-50 затем «придти на готовое» и приобрести уже отработанные истребители. Более того, появилась информация и об интересе Индии к возможности приобретения истребителей Су-35.

 

Президент С.Жээнбеков подписал закон о ратификации договора о развитии военно-технического сотрудничества с Россией

Бишкек (АКИpress) – Президент Сооронбай Жээнбеков подписал закон «О ратификации Договора между Кыргызской Республикой и Российской Федерацией о развитии военно-технического сотрудничества, подписанного 20 июня 2017 года в городе Москва». Об этом сообщила пресс-служба президента.

Закон принят Жогорку Кенешем 21декабря 2017 года.

Договор о развитии военно-технического сотрудничества направлен на совершенствование механизма поставок продукции военного назначения в интересах национальных вооруженных сил государств, обеспечение Вооруженных сил, воинских формирований и специальных служб высокоэффективными перспективными системами вооружения, а также формирование технического компонента системы коллективной безопасности.

Также ратификация Договора позволит продвигать двусторонне военное сотрудничество на более высокий качественный уровень, создавая условия предприятиям оборонной промышленности для совместной работы, позволит повысить потенциал Вооруженных сил Кыргызской Республики для решения поставленных задач.

Закон вступает в силу со дня официального опубликования.

Церемония передачи Россией военной техники Таджикистану

Очередная партия российского военного и военно-технического оборудования — танки, вертолеты, гаубицы, зенитные установки — была передана 19 декабря в Душанбе вооруженным силам Таджикистана (ВС) для охраны границы с Афганистаном. «Передаваемое вооружение и военная техника позволят расширить возможности вооруженных сил Таджикистана по отражению террористической угрозы, создать надежный заслон на таджикско-афганской границе», — сказал на церемонии передачи начальник главного управления международного военного сотрудничества Минобороны РФ генерал-майор Александр Кшимовский. «Укрепление Вооруженных сил Таджикистана является для нас приоритетом, а наши дружеские союзнические отношения рассматриваем в качестве важного фактора региональной стабильности», — сказал он.

По его словам, Таджикистан всегда может рассчитывать на поддержку России в сфере обеспечения безопасности. «Вооруженные силы наших стран должны быть готовы к любому варианту развития ситуации, в том числе и негативному», — заявил Кшимовский. Были переданы танки Т-72Б1, БТР-80 и БТР-70, БМП-2 и вертолеты Ми-24 и Ми-8, гаубицы Д-30, зенитные установки, топографическое оборудование, запчасти к бронетехнике, средства связи, тыловое имущество и большое количество стрелкового оружия. «В 2017 году Таджикистану передано российской продукции военного назначения на $122 млн», — сказал Кшимовский. По его словам, вся помощь доставляется Министерством обороны РФ на безвозмездной основе в рамках оказания военно-технической помощи. Кшимовский выразил уверенность, что совместные действия стран, военно-техническая помощь со стороны РФ позволят создать боевой потенциал, способный надежно защитить от всех существующих и прогнозируемых угроз безопасности в Центральной Азии. Он отметил, что передача военной и военно-технической помощи стала возможной благодаря политической воле президента РФ Владимира Путина и министра обороны Сергея Шойгу.

Совместные учения Росгвардии и Народной вооруженной полиции КНР


Совместные антитеррористические тактико-специальные учения «Сотрудничество-2017» между сводной группой сил специального назначения Росгвардии и китайскими оперативниками из Народной вооруженной полицией КНР стартовало в субботу в городе Иньчуань Нинся-Хуэйского автономного района на севере страны, сообщили в департаменте по взаимодействию со средствами массовой информации и институтами гражданского общества Росгвардии. Учения пройдут со 2 по 13 декабря, с российской стороны в них принимают участие военнослужащие центра специального назначения «Витязь» и сотрудники СОБР «Рысь», которые проведут отработку взаимодействия в специальных операциях с китайскими оперативниками из штурмового антитеррористического отряда «Пустынные лисы». Для войск национальной гвардии это первое подобное мероприятие, проводимое на территории иностранного государства. Учения будут отработаны в пустыне и в горах.

Источник

Американский эксперт о российских программах в области беспилотных средств

5 октября 2017 года в Центре стратегических и международных исследования (Center for Strategic & International Studies — CSIS) в Вашингтоне состоялось выступление ​Сэма Бендетта (Sam Bendett) — исследователя-аналитика программы исследований России (Russia Studies Program) Центра военно-морского анализа (Center for Naval Analysis — CNA) ВМС США — посвященное оценке российских программ в области военных беспилотных средств. Ниже приводятся некоторые тезисы этого небезынтересного доклада, характеризующего современный американский взгляд на состояние развития беспилотных систем в России.

Последнее десятилетие сопровождалось широко освещаемым процессом модернизации русских вооруженных сил. Несмотря на то, что часто возникает довольно широкий разрыв между ожиданиями и реальностью, когда речь идет о новых военных системах, поступающих на вооружение, прогресс России в этой сфере очень заметен.

Ключевым элементом вооруженных сил в будущем станут беспилотные системы, и в этой области Россия оценочно отстает от трех до десяти лет. Однако Россия быстро набирает обороты.

Cогласно официальным данным Министерства обороны России, за последние шесть лет количество беспилотных систем, находящихся в Вооруженных Силах России, увеличилось более чем в десять раз и превысило 2000 комплексов.

Российский опыт применения беспилотных систем в Сирии оказался бесценным для Кремля в изучении их ценности в качестве средств увеличения потенциала вооруженных сил. Этот опыт заставляет Москву уделять первоочередное внимание расширению своих наступательных и оборонительных беспилотных возможностей в будущих конфликтах.

Россия использует свой потенциал в военной радиоэлектронике для ускорения развития своих беспилотных систем, особенно авиационных и наземных, в которых Москва пока отстает от Соединенных Штатов, Израиля и Великобритании. Одним из шагов, предпринятых Кремлем в этом направлении, стало создание в 2013 году Агентства стратегических инициатив — русской версии американского Defense Advanced Research Projects Agency (DARPA) для стандартизации исследований и разработок, а также проведения испытаний и оценок в Министерстве обороны России и в военно-промышленном комплексе.

Теперь робототехника в России достигла такого развития, что представлена ​​на военных выставках. Работы в области искусственного интеллекта стали новым приоритетом для систем, которые стали умнее, крупнее, быстрее, и могут действовать совместно.

Москва стремится к широким усилиям на начальном этапе развития от нуля до 100 процентов в процессе создания беспилотных систем.

Россия также координирует исследования по созданию защиты от беспилотных систем — например, рассеивание «шрапнели» для уничтожения вражеских беспилотных систем. Это отражает озабоченность России тем, что рой беспилотников может превзойти русскую противовоздушную и противоракетную оборону.

Особо стоит отметить работы России по беспилотным подводным системам не только для военного использования, но и для добычи энергоресурсов в Арктике. Сейчас русские беспилотные морские системы в основном буксируемые и планерные, но в будущем они также будут интегрированы с подводными лодками для совместного применения.

Во многом Россия пока что еще играет догоняющую роль в создании беспилотных систем. Но данный лаг на этапах раннего развития позволяет Москве быть более гибкой в применении этих систем, которые частично доступны коммерчески от британских и израильских компаний.

Подход Москвы отличается от узкого технологического подхода. Мы думаем о технологии как о дополнении. В противоположность этому, Россия выясняет, что с ней делать, чтобы наилучшим образом использовать то, что она получила.

В то время как русские в основном использовали свои беспилотные воздушные системы в Сирии для разведки, наблюдения и разведки, они также уделяли пристальное внимание тому, что делали там такие террористические организации, как ИГИЛ, с ударными квадрокоптерами.

Пока неизвестно, сохранится ли в отношении беспилотных систем традиционное историческое нежелание русских военных разрешать принимать решения на поле боя командирам нижнего уровня. Однако, видимо, этот вопрос, связанный с внедрением искусственного интеллекта, пересматривается как на тактическом, так и на стратегическом уровне в Министерстве обороны России.

Однако пока что военная доктрина Кремля требует от высших уровней командования быть в курсе решений о применении беспилотных средств. Русские не любят доверять своим подчиненным командирам такие решения.

Но в то же время отношение командиров нижнего уровня к использованию беспилотных систем также меняется, и эти командиры, похоже, более охотно рискуют. Имея более 2000 беспилотных систем в инвентаре вооруженных сил, командиры больше не «чувствуют, что их задница находится под угрозой», если они используют эти системы.

Уровень российского военно-промышленного комплекса, вероятно, останется препятствием для широких планов Министерства обороны России по ускорению развития беспилотных систем и для деклараций президента Владимира Путина о том, что «тот, кто будет владеть искусственным интеллектом, тот будет править миром». Причинами являются зависимость российского ВПК от старых технологий, громоздкой бюрократии и практики отдачи приоритета исполнителям перед новаторами.

Источник

 

Новая версия истории с индийской атомной подводной лодкой Chakra

bmpd  Сообщения о том, что Индия допустила на борт арендованной у России атомной многоцелевой подводной лодки «Нерпа» проекта 971И (индийское обозначение S72 Chakra) представителей вооруженных сил США, вызвали бурную реакцию, однако, пишет индийский ресурс «The Print», «на самом деле» подводную лодку посетила не американская, а британская команда.

«The Print» стало известно, что несколько недель назад атомную подводную лодку Chakra, которую индийские ВМС взяли в аренду на 10 лет, посетили представители известной британской компании James Fischer Defence с целью изучения совместимости своих подводных спасательных систем с этой подводной лодкой.

В 2016 году Индия заказала у британской компании James Fischer Defence два подводных спасательных аппарата стоимостью 273 млн долл., которые должны быть поставлены к 2018 году. При этом в рамках подписанного соглашения все индийские подводные лодки инспектируются британской командой. По информации источника, несколько недель назад британцы провели осмотр подводной лодки Chakra, в ходе которого сделали ряд замеров, проверили люки и другие системы для интеграции оборудования. Подобные мероприятия, по всей видимости, также коснулись индийской атомной подводной лодки Arihant.

Сухопутная фаза российско-индийского учения «Индра-2017»

Международное учение «Индра-2017» впервые прошло на полигонах Приморского края и на морских полигонах ТОФ в межвидовом формате по единому замыслу. Вместо проводимых ранее учений «Индра-Неви-2016», «АвиаИндра-2016» и «Индра-2016» спланировано одно учение с привлечением боевых кораблей Тихоокеанского флота и ВМС Индии, авиационных и сухопутных частей Восточного военного округа и сухопутных подразделений индийской армии.

В пятницу, 27 октября, подразделения российских и индийских Вооруженных сил приняли участие в тактическом эпизоде учений «Индра-2017». Военные отработали доставку гуманитарного груза, эвакуацию населенного пункта и отражение атаки террористов. В маневрах приняли участие около тысячи солдат и офицеров.

Коротко о «Индра-2017»:

19 октября во Владивосток из Индии прибыли два корабля: фрегат «Сатпура» и корвет «Каддмат». Около 500 военнослужащих этой страны приняли участие в учениях на территории Приморья. Военные учения проходили в течение десяти дней. 25 и 26 октября состоялась морская часть, в ходе которой корабли обеих стран отработают противоминные действия в акватории залива Петра Великого, параллельно отрабатывалась антитеррористическая деятельность на полигоне в Сергеевке, 28 октября на полигоне «Клерк» состоялась отработка высадки десанта. 29 октября «Индра-2017» официально закрылась во Владивостоке.

Церемония открытия международных российско-индийских учений «Индра-2017» состоялась в пятницу 20 октября во Владивостоке. В церемонии открытия приняли участие представители командования ТОФ и Восточного военного округа, Вооруженных Сил Индии, парадные расчеты экипажей кораблей, морской пехоты, мотострелков, летчиков двух стран, рота почетного караула и оркестр штаба ТОФ.

В честь открытия учений состоялся парад под командованием врио командующего 5 армией Восточного военного округа (ВВО) генерал-майора Романа Кутузова.»После прохождения торжественным маршем парадных расчетов военнослужащие индийской армии продемонстрировали зрителям виды национальной борьбы (джанг патхак, лахти-катхи). Позднее с концертной программой выступили артисты Ансамбля песни и пляски Тихоокеанского флота. Церемония завершилась пролетом над акваторией Амурского залива четверки истребителей Су-35С ВВС и ПВО Восточного военного округа.

Репортаж с открытия на tassphoto

«Вооруженные силы России и Индии имеют богатый опыт по противодействию терроризму и беспорядкам. Наши подразделения, представленные здесь, одни из самых лучших. Индийские солдаты и офицеры имеют ценный опыт после несения службы в зонах конфликтов. Я уверен, что нынешние учения помогут перенять профессиональные умения у российских военных. Эти межвидовые учения являются для нас поводом для гордости!» — сказал командир 22-й сухопутной дивизии Республики Индия генерал-майор Н. Д. Просад.

Генерал-лейтенант Сергей Соломатин в свою очередь также напомнил, что в маневрах будут участвовать соединения Военно-морского флота, Военно-воздушных сил и Сухопутных войск как от российской, так и от индийской стороны.

«Цель – миротворческие действия по предотвращению террористической деятельности. Мы видим, что происходит в западных государствах, Соединенных Штатах Америки… По этой причине наша цель – сделать так, чтобы в наших странах такого не происходило и не было даже предпосылок к каким-либо инцидентам», — подытожил генерал-лейтенант Сергей Соломатин.

Источник

Представители Минобороны России и Туркменистана обсудили обстановку в Центральной Азии

CA-NEWS (TM) — Делегация российского военного ведомства во главе с командующим войсками Центрального военного округа (ЦВО) генерал-полковником Владимиром Зарудницким во время рабочего визита в Ашхабад провела переговоры с руководящим составом Министерства обороны Туркменистана, сообщил РИА Новости в пятницу помощник командующего войсками ЦВО полковник Ярослав Рощупкин.

«Делегация Минобороны России во главе с командующим войсками ЦВО Владимиром Зарудницким завершила двухдневный рабочий визит в Ашхабад, в ходе которого состоялись переговоры с руководящим составом министерства обороны Туркменистана. Стороны обсудили военно-политическую обстановку в Центральноазиатском регионе и планы международного военного сотрудничества», — сказал Рощупкин.

Он отметил, что по завершении переговоров российские генералы и офицеры познакомились с организаций учебного процесса в военном институте Минобороны Туркменистана.

Доклад о военно-техническом сотрудничестве России и Китая

bmpd Московский Центр Карнеги опубликовал небезынтересный доклад Василия Кашина и Александра Габуева «Вооруженная дружба: как Россия и Китай торгуют оружием«. В силу большого объема текста, наш блог публикует его отрывок.

После украинского кризиса Россия, испытывая давление со стороны США и ЕС, углубляет стратегическое партнерство с Китаем. После событий 2014 года важнейшим компонентом в отношениях Москвы и Пекина, придающим партнерству новое качество, стало укрепление военно-технического сотрудничества. Россия и Китай будут и дальше развивать ВТС, выгодное сегодня обеим странам, а потому Западу и соседям Китая стоит отнестись к этому процессу со всей серьезностью.

Основные выводы

  • В 1990-х годах китайские заказы обеспечили выживание российской оборонной промышленности, пострадавшей от крушения СССР, и сохранение ее глобальной конкурентоспособности. В свою очередь, для Китая после введения в 1989 году западных санкций Россия стала главным источником передовых вооружений. Благодаря российско-китайскому военно-техническому сотрудничеству КНР смогла радикально преобразовать свои вооруженные силы, превратив их в современную военную машину.
  • Руководители российского военно-промышленного комплекса (ВПК) понимали, что проданные в Китай образцы вооружений будут в итоге скопированы. Тем не менее Москва экспортировала оружие в КНР, стремясь сохранить оборонную промышленность и заработать средства для создания систем вооружений нового поколения. Поставки наиболее чувствительных систем, способных обеспечить быстрый рывок китайского ВПК и подорвать конкурентоспособность российских оружейников, военно-политическое руководство страны блокировало. В целом этот подход оказался оправданным.
  • В середине 2000-х годов поставки оружия из России в КНР заметно сократились. Причинами стали насыщение китайского рынка, прогресс ВПК в самой КНР, а также возросшие опасения руководства России относительно китайского копирования и потенциальной конкуренции на рынках третьих стран. Отдельные российские лидеры выражали опасение по поводу роста потенциала китайской армии вблизи сибирских и дальневосточных рубежей РФ.
  • В 2010-х годах военно-техническое сотрудничество России и Китая возобновило рост, но масштабный прорыв произошел в 2014-м. После резкого ухудшения отношений с Западом российское руководство провело системную оценку рисков партнерства с КНР, включая сферу ВТС. В Москве пришли к выводу, что риски сотрудничества с Китаем гораздо меньше, чем было принято считать. Китайский ВПК все меньше зависит от нелицензированного копирования российской техники и все больше полагается на собственные разработки. Опасения относительно «засилья китайцев к востоку от Урала» также оказались преувеличенными. В этих условиях Москва решилась на продажу таких современных систем, как комплексы ПВО С-400 и истребители Су-35.
  • ВТС не играет заметной роли в торговле двух стран: на него приходится не более 5 % товарооборота. Для российского ВПК продажа оружия в Китай перестала быть жизненной необходимостью, хотя КНР остается одним из важнейших экспортных рынков. Однако ВТС играет важную политическую роль, обеспечивая стратегическую глубину российско-китайского партнерства.
  • В ряде отраслей военного производства Россия по-прежнему сохраняет серьезные преимущества перед КНР. Это создание средств противовоздушной обороны, некоторых видов радиолокационной техники; авиационное двигателестроение, подводное кораблестроение и т. п. Однако по другим направлениям Китай сейчас опережает Россию, особенно это касается производства беспилотных летательных аппаратов. В целом для китайских вооруженных сил закупка оружия в РФ служит надежным способом быстро повысить свою военную мощь (в частности, с учетом возможного обострения конфликтов в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях, а также в Тайваньском проливе).
  • Украинский кризис, прекращение ВТС России с Западом и западные санкции в отношении российских производителей вооружения усилили интерес Москвы к импорту китайских технологий и оборудования военного назначения. Есть отдельные примеры закупки китайских военных технологий для нужд Вооруженных сил РФ, но это явление пока не стало масштабным.
Введение
Кризис вокруг Украины, разразившийся в начале 2014 года, положил начало новому этапу в отношениях России с окружающим миром. В условиях введенных США и ЕС санкций Москва начала углублять партнерство с Китаем — крупнейшей страной, которая не стала публично осуждать Россию за действия в Крыму и на Востоке Украины и не присоединилась к санкционному режиму. К тому моменту политические отношения Москвы и Пекина уже имели официальный статус стратегического партнерства, а с 2010 года Китай стал крупнейшим после ЕС торговым партнером России. Тем не менее украинский кризис поднял сотрудничество двух крупнейших держав Евразии на новый уровень. Одним из важнейших элементов этого партнерства стало развитие и углубление военно-технического сотрудничества (ВТС).

После нормализации двусторонних отношений в последние годы существования СССР ВТС стало одним из ключевых элементов, а в 1990-е годы — стабилизатором и главной несущей опорой взаимодействия Москвы и Пекина. Продажа российского оружия в Китай сделалась не только важнейшей статьей экономических отношений двух стран на фоне крайне низкого товарооборота, но и позволила Москве и Пекину решать свои стратегические задачи. С помощью китайских заказов Россия сохранила многие предприятия ВПК, которые рисковала потерять из-за фактического исчезновения крупнейшего клиента отечественной «оборонки» — собственных вооруженных сил, оказавшихся в состоянии упадка. Китай же получил доступ к источнику современных вооружений в условиях, когда конструкторская школа в стране была еще слаба и большинство каналов покупки новейшего оружия перекрыты санкциями, введенными Западом против Китая в 1989 году, после событий на площади Тяньаньмэнь.

К середине 2000-х ВТС в развитии российско-китайских отношений ушло на второй план: расширилась экономическая база сотрудничества, закончили свое действие большие контракты 1990-х годов. ВПК России вышел из комы, и его капитаны начали с опаской подходить к вопросам нелицензированного копирования китайцами российской техники. В самом же Китае росла уверенность, что развивать оборонный комплекс страна теперь способна и без российской помощи. Однако уже в 2010-х годах этот спад замедлился. Москва и Пекин оформили механизмы защиты интеллектуальной собственности и, проведя инвентаризацию ВТС, продолжили наращивать сотрудничество в сегментах, выгодных обеим странам (правда, в денежном выражении это было несравнимо с масштабом 1990-х).

Украинский кризис привел к новому сдвигу в российско-китайском ВТС. Оказавшись отрезанной от западных технологий и рынков капитала в результате санкций, Россия начала искать способы укрепить партнерство с Китаем в надежде получить альтернативные ЕС и США источники кредитов, инвестиций и передового оборудования. ВТС вновь стало одним из инструментов развития отношений. Москва впервые провела комплексное изучение потенциальных рисков, которое могло бы таить в себе углубленное партнерство с Китаем, в том числе в сфере ВТС. Результаты анализа убедили Кремль, что риски подобного сотрудничества раньше преувеличивались. Этот вывод стал еще одним стимулом для возобновления военно-технического сотрудничества с КНР на новом этапе, учитывающем изменившиеся потребности Народно-освободительной армии Китая (НОАК) и возможности китайских производителей.

Несмотря на сравнительно небольшой объем транзакций в денежном измерении (около $ 3 млрд в год), российско-китайское ВТС имеет огромное значение для обеих сторон. Хотя сегодня российская «оборонка» не зависит в такой степени, как раньше, от китайских закупок, КНР остается крупным экспортным рынком для российского ВПК, а спрос со стороны НОАК подстегивает интерес других покупателей. Для Пекина российская оборонная промышленность — кратчайший способ получить системы, способные укрепить преимущества НОАК в стратегически важных точках, где возможна военная напряженность между Китаем и союзниками США. Наконец, сотрудничество в такой деликатной сфере, как вооружение, служит важным фактором укрепления политической оси Москва — Пекин в условиях, когда стороны не стремятся заключить формальный военный союз.

1 2 3 13